Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

АРМЯНСКОЕ ОБЩЕСТВО РАВНОДУШНО К НАСИЛИЮ

Случайные убийства двух невинных людей не привлекли общественного внимания и оставили равнодушными СМИ.
By Tatul Hakobian
Со службы в Советской армии Сергей Фарманян вернулся инвалидом. С тех пор прошло много лет, но только этим летом 46-летний Сергей по-настоящему ощутил свое бессилие – была убита его жена, и он остался с двумя дочерьми, за которыми он не в состоянии присматривать.

“Услышав выстрелы, я выбежал на дорогу. Там было двое убитых - моя жена и какой-то мужчина. В мою жену попало четыре пули – в руку, плечо, живот и лоб», - вспоминал Сергей в беседе с IWPR, проходившей в его родном селе Агарак.

«Все село собралось на выстрелы. Я быстро взял дочек и вернулся домой, чтобы они не видели окровавленную мать”.

Инцидент произошел 8 августа. Мужчиной, погибшим вместе с Гюльнарой, был бизнесмен Александр Гивоев, который возглавлял общественную организацию «Защита прав детей».

Трагическая смерть Гюльнары и – ранее - другой невинной женщины, также ставшей «побочной» жертвой заказного убийства, выявила одну тревожную тенденцию: средства массовой информации и общество последовательно избегают серьезно обсуждать участившиеся в последнее время в Армении насильственные преступления.

Как заявляют чиновники, уровень тяжкой преступности в Армении ниже, чем в других странах СНГ. В то же самое время они сообщают, что, по сравнению с прошлогодними показателями, количество преступлений, совершенных в первые шесть месяцев текущего года, выросло в два раза. При этом, говорят они, в 60 процентах случаев использовалось огнестрельное оружие.

По предварительным данным следствия, Александр Гивоев, направлявшийся со своей семьей на машине “Гранд Чероки” в город Гюмри, остановился у одной из придорожных фруктовых лавок. К нему подъехала машина красного цвета без номеров, откуда был открыт огонь. Гивоева застрелили на глазах жены и детей. От шальных пуль погибла продавец лавки Гюльнара Карапетян.

Мать Гюльнары Калипсе Карапетян обеспокоена тем, что теперь, когда ее дочери больше нет, а зять не может работать, будучи инвалидом, некому будет содержать ее внучек. «Смотрите, виноград, груши в саду созрели. Гюльнара должна была собрать их и продать в придорожной лавке, чтобы купить одежду для дочери-студентки”, - сказала она IWPR.

Гюльнара была единственной кормилицей семьи. Пенсия Сергея Фарманяна составляет всего 5 тысяч драмов. Столько получает от государства его глухонемая с рождения 20-летняя дочь Нарине. Вторая дочь Марине учится в медицинском училище Еревана.

Их сосед и друг Григор Затикян расстроен тем, что судьба несчастной семьи не взволновала никого, кроме соседей и нескольких побывавших в селе журналистов.

“Родственники и односельчане помогли в организации похорон Гюльнары и с честью предали ее тело земле, - сказал он IWPR. - Сегодня в этом доме живет два инвалида и студентка. Этот дом рушится, приходите в следующем году, увидите! Все заботы по дому были на Гюльнаре. Она делала мужскую работу – обрезала деревья, копала землю”.

22 июня еще одно дерзкое преступление было совершено в ереванской общине Малатия - посреди бела дня на многолюдной улице неизвестные застрелили 26-летнего сына бывшего парламентария Вагана Затикяна Седрака.

На месте происшествия впоследствии были найдены 24 гильзы. Одна из пуль попала в сердце 37-летней Карине Саргсян.

В тот день Карине ходила за покупками - в момент, когда ее сразил выстрел, в руках у нее были пакеты с хлебом и капустой. У нее остались три несовершеннолетние дочери. Через несколько дней после убийства муж Карине Гаруш Антонян публиковал статью в газете “Азг”, в которой он говорит о том, что армянское общество живет по законам волчьей стаи.

Главный редактор выходящей в Ереване оппозиционной газеты “Айкакан жаманак” об этом писал: «В чем были виноваты Карине Саргсян и ее семья? Имеет рядовой гражданин этой страны право чувствовать себя здесь человеком, или же он должен лишь ждать, что станет жертвой какой-нибудь криминальной разборки?!”

По сообщению пресс-секретаря Генеральной прокуратуры Соны Трузян, по обоим делам проводятся следственные мероприятия. Она заявила, что не может добавить что-либо новое к опубликованной на этот момент информации. “Я не могу сказать, что это были заказные убийства, пока не окончено предварительное следствие”, - сказала она.

Заказные убийства случаются в Армении нередко, однако радио и телеканалы, в большинстве своем контролируемые государством, уделяют этой проблеме удивительно мало внимания.

С мнением о том, что радио и телевидение без должного интереса относятся к совершаемым в стране серьезным преступлениям, не согласился консультант популярной телекомпании Еркир Медиа, парламентарий Гегам Манукян. При этом он признал, что при освещении таких происшествий журналисты сталкиваются с некоторыми трудностями, в частности связанными с получением своевременной информации в полиции, а также нежеланием родственников жертв общаться с прессой.

Известный армянский актер Сос Саргсян считает, что обществу пора открыть глаза и увидеть творящийся вокруг беспредел. «Народ должен восстать, – сказал он. – Наш народ приучили к подобным убийствам».

По мнению психолога Карине Налчаджян, апатия общества проистекает из сознания того, что им – простым людям – не под силу что-либо изменить.

"Возможно, в каждой семье, в определенном кругу люди могут говорить, возмущаться. Но в целом, наше общество не отличается отзывчивостью, оно не считает, что, протестуя и говоря об этом вслух, можно достичь какой-либо цели. Все обсуждения ограничиваются семейным, дружеским кругом ”,- сказала она.

Татул Акопян, комментатор информационной программы “Радиолур” Общественного радио Армении.