Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

АРМЕНИЯ: СУДЕБНОЕ РАССМОТРЕНИЕ ТЕРАКТА В ПАРЛАМЕНТЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ БЕЗ ОСОБОГО УСПЕХА

Через три года после того, как в армянском парламенте были убиты восемь высокопоставленных лиц, многие важные вопросы по-прежнему остаются без ответа.
By Mark Grigorian

Это стало самым громким преступлением в постсоветской Армении. Пятеро человек ворвались в зал заседаний парламента и расстреляли восьмерых: премьер-министра Вазгена Саркисяна, председателя парламента Карена Демирчяна, двух его заместителей, троих депутатов и одного министра.


Со дня трагических событий 27 октября прошло более трех лет, однако дело по-прежнему остается нерешенным.


Подозреваемые во главе с бывшим журналистом и сторонником крайне-националистических воззрений Наири Унаняном все еще находятся на скамье подсудимых, приговор не вынесен, а общественность по-прежнему далека от понимания, почему в один день была уничтожен весь политический "цвет" страны.


Все присутствующие, а в зале кроме членов парламента тогда находилось правительство страны, были взяты в заложники. Часть из них освободили вечером того же дня, а сорок человек оставались в заложниках до следующего утра, когда, после переговоров с президентом страны Робертом Кочаряном, группа Унаняна сдалась властям.


За какие то несколько часов Унанян и его сподвижники обезглавили новую политическую элиту, которая начала формироваться после выборов в Национальное Собрание в мае 1999 года.


Победивший на выборах блок «Единство», скрепленный волей министра обороны Вазгена Саркисяна и политическим опытом шестидесятисемилетнего Карена Демирчяна, составил парламентское большинство и сформировал правительство. Саркисян стал премьер-министром, Демирчян – спикером парламента.


События 27 октября 1999 года вызвали политический кризис, настолько серьезный, что под ударом оказалась даже сама армянская государственность.


В течение всей зимы 1999-2000 годов президент балансировал на грани отставки, одно правительство сменяло другое (за семь месяцев сменилось три правительства), армия была близка к расколу.


Президенту удалось консолидировать власть. Однако вопрос о том, существует ли организатор парламентских убийств, не входящий в группу Унаняна, остается открытым. Многие в Армении верят, что им является президент Кочарян.


«Это он, я знаю, – убежденно говорит Ануш, женщина средних лет, продающая хлеб в городе Спитак, на севере Армении. – Но я политикой не занимаюсь, и не хочу об этом говорить».


Оппозиция, однако, хочет говорить и говорит. Так, Давид Шахназарян, один из руководителей оппозиционного Армянского общенационального движения (АОД), полагает, что есть все основания предполагать заинтересованность Роберта Кочаряна в случившемся, ибо после этого он получил всю полноту неограниченной власти в стране.


«Убийство двух деятелей, возложивших на себя политическую ответственность за будущее страны, было в прямых интересах Роберта Кочаряна, так как он снова стал фактическим главой государства», - говорит он.


По словам Шахназаряна, Саркисян и Демирчян свели роль президента к минимуму, оставив его лишь номинальным главой государства. «Мог ли Кочарян долго мириться с ролью английской королевы?» – риторически спрашивает он.


Другие, предпочитая не обвинять президента страны, тем не менее верят в существование такого организатора. «Создается впечатление, – говорит вдова убитого 27 октября 1999 года вице-спикера парламента Армении Юрия Бахшяна, – что за судебным процессом стоит некий организатор, а участники процесса лишь выполняют то, что им велено».


Однако не все разделяют это мнение. Работник министерства внутренних дел, пожелавший остаться неизвестным, утверждает, что поведение Наири Унаняна во время допросов свидетельствует, что именно он и является организатором теракта. «Он вел себя как человек, который не потерпит, чтобы кто-то определял его действия».


Таким образом, вопрос о существовании организатора стал главным в судебном процессе по делу группы Унаняна, начавшемся в феврале 2001 года. Для выяснения истины суд должен провести масштабную работу, аналога которой нет в современной армянской юриспруденции.


Достаточно сказать, что 91 человек признан потерпевшим, в том числе действующие премьер-министр с спикер парламента Армении, а еще 129 человек – свидетели, среди которых работники аппарата Национального Собрания, журналисты, охранники.


Дело такого масштаба, разумеется, находится в центре внимания общества. Все национальные СМИ освещают ход процесса. В результате их работы каждое слово, сказанное обвиняемыми, без искажений доводится до общественности. Таким образом, глава группы вооруженных людей, расстрелявшей восемь человек, получает возможность прямо говорить с народом, излагать свои взгляды на жизнь и политику. Такой возможности в Армении не имеет ни один политик, кроме, наверное, президента.


Особого внимания удостоилось заявление Наири Унаняна о том, что он хочет баллотироваться в президенты. Это заявление, сделанное в зале суда за решетками, отделяющими особо опасных преступников от публики, вызвало эффект разорвавшейся бомбы.


С ужасом отреагировали на это заявление члены парламента, руководители партий и должностные лица. Так, премьер-министр выразило сожаление, что невозможно до выборов изменить Избирательный кодекс так, чтобы Унанян не смог выдвинуть свою кандидатуру в президенты.


Это заявление, как и все связанное с делом «27 октября», было использовано оппозицией в политических целях.


То, как это делалось, иллюстрирует высказывание обозревателя газеты «Аравот» Наиры Мамиконян: «… разница между Унаняном и действующим президентом будет не так уж велика: первого обвиняют в совершении теракта, второго подозревают в причастности к нему, – пишет Мамиконян. – Если Наири Унанян все же будет зарегистрирован в качестве кандидата, то он станет для Роберта Кочаряна более достойным соперником, чем кто-либо другой».


В президентском окружении к подобным комментариям относятся спокойно. «Да, дело «27 октября» политизировано", – говорит споксман президента Ваге Габриэлян. – "И чем ближе к президентским выборам, тем более политизированным оно будет». Президентские выборы в Армении назначены на 19 февраля, и кампания фактически уже началась.


Однако дело «27 октября» важно не только с политической точки зрения. «Amnesty International» признало Наири Унаняна и его сподвижников политическими заключенными. Это значит, что «Amnesty International» наблюдает за тем, чтобы суд над этой группой шел в соответствии с международными стандартами, и не было бы пыток и избиений.


«Пусть эти террористы не надеются, что кто-либо извне сможет защитить их, – заявил в суде премьер-министр страны Андраник Маргарян, являющийся одним из пострадавших. – Они заслужили самого сурового наказания».


Многие представители армянских политических кругов требуют смертной казни для группы Унаняна, несмотря на то, что это может стоить стране исключения из Совета Европы, обязательным требованием которого является отмена смертной казни.


Глава государственно-правовой комиссии парламента Виктор Даллакян признает, что проект нового Уголовного Кодекса написан так, чтобы Наири Унанян и члены его группы,


признанные виновными, были казнены.


Дело о парламентских убийствах, таким образом, продолжает оставаться в центре внимания общества. Неизвестно, когда закончится суд, и как примет общество его вердикт.


«Современная история Армении делится на два периода – до 27 октября 1999 года и после», – полагает Анаит Бахшян. И с ней трудно не согласиться.


Марк Григорян, координатор IWPR в Армении