Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

АРМЕНИЯ: СТРАДАНИЯ ЧЕРНОБЫЛЬСКИХ ЖЕРТВ ПРОДОЛЖАЮТСЯ

По прошествии двадцати лет новое поколение детей не имеет возможности лечиться от заболеваний – наследия чернобыльской катастрофы.
By Marianna Grigorian
, он тощ настолько, что у него выпирают кости, и глаза – навыкате. Сеннику всего 49 лет, но его иммунная система полностью разрушена. Он - один из тысяч жителей Армении, для которых жизнь разделилась на два периода - до Чернобыльской трагедии и после.



Вместе с тремя тысячами армян – в числе десятков тысяч людей со всего Советского Союза – Алексанян участвовал в работах по устранению последствий аварии на Чернобыльской АЭС 20 лет назад. Вследствие полученного в Чернобыле радиоактивного облучения половина этих армян испытывают серьезные проблемы со здоровьем, а 350 человек не дожили до сегодняшнего дня.



25 апреля премьер-министр страны Андраник Маргарян вручил группе армянских спасателей – участников усилий по ликвидации последствий чернобыльского взрыва благодарственные грамоты и пообещал им дополнительную помощь. Однако многие говорят, что правительство независимой Армении их предало.



"Пошел на работу, но меня не допустили к работе, - вспоминает Сенник Алексанян, который в 1986 году работал шофером. – «Усадили в поезд, не сообщив ни мне, ни семье, куда отправляют. Если бы не поехал, сбежал - судили бы как врага народа".



Никто не предупредил спасателей об опасностях, таившихся в зоне, где им предстояло работать.



“Радиация не имеет ни запаха, ни цвета, невозможно определить ее, - сказал Алексанян. - Просто мы плохо чувствовали себя, были постоянные головные боли и головокружения, у всех часто случалось кровотечение из носа”.



Геворг Варданян, который сегодня возглавляет ОО "Армянская ассоциация Чернобыль", в свое время провел в Чернобыле в общей сложности одиннадцать месяцев. С тех пор он страдает серьезным заболеванием, причиной которого стало радиоактивное облучение.



“На Украине люди не знали, что произошло у них на родине, и во время первомайского парада на людей лил радиоактивный дождь, - вспоминает он. – А самым ужасным было то, что среди тех, кто вывозил людей из Чернобыля, были студенты. Они и не подозревали, в какую зону бедствия из привезли”.



Через шесть лет после чернобыльской аварии Советский Союз распался, и спасатели оказались на попечении новых независимых государств, таких, как Армения. Однако здесь, в отличие от многих других стран, средств, выделяемых на лечение граждан, выживших после трагедии в Чернобыле, катастрофически мало. Для этих людей предусмотрено право на прохождение бесплатного медицинского обследования дважды в год, однако, как утверждают сами пострадавшие, обычно это право остается нереализованным.



Алексанян говорит, что его здоровье ухудшается день ото дня, однако денег на лечение ему никто не дает. Чтобы выручить деньги на лекарства, его семья продала все, что было можно, в том числе квартиру. Он получает пенсию по инвалидности - 21 тысячу драмов (около 46 долларов), однако этих денег не хватает на покупку даже одного из необходимых ему лекарств.



"Когда в надежде на помощь мы обращаемся в соответствующие инстанции, с ухмылкой нам заявляют: "не ехали бы", однако решали-то не мы, - говорит Алексанян. - Никто бы сознательно не пошел на медленную смерть".



Шесть лет назад у Сенника и его жены родился сын, однако и тут Чернобыль дал о себе знать. Маленький Вачаган - инвалид от рождения, страдает эпилепсией и нервными приступами.



По словам Геворга Варданяна, армянские спасатели в большинстве своем - люди нетрудоспособные. Они живут в крайне тяжелых социальных условиях, у них нет денег даже на самые элементарные нужды.



"Нам казалось, что трудности, начавшиеся в Чернобыле, в Армении прекратятся, однако им, кажется, нет конца», - сказал Варданян.



"Как участники, так и более тридцати процентов их детей страдают множеством дефектов и имеют серьезнейшие проблемы со здоровьем. У многих нет даже возможности отвести детей к врачу".



Варданян считает, что армянское правительство безответственно подходит к своим обязательствам по отношению к этой группе населения. "У нас нет специального закона, который бы защитил права участников работ по ликвидации аварии на ЧАЭС и дал им льготы, которые давно получают оказавшиеся в подобной ситуации спасатели на всей территории бывшего СССР", - сказал он.



По словам Варданяна, Армения в свое время ратифицировала договор, вменявший ей в обязанность принятие специального закона по защите пострадавших в Чернобыле граждан. Однако по сегодняшний день закон так и не был принят.



Только в начале нынешнего года членами постоянной комиссии армянского парламента по социальным вопросам, здравоохранению и охране природы был разработан проект закона, который призван обеспечить благополучие жертв Чернобыля и их детей.



"Законопроект находится на рассмотрении", - сказал глава комиссии Гагик Мхеян.



Между тем уже сегодня некоторые правительственные ведомства выступают с критикой законопроекта.



"По нашему мнению, Армения не нуждается в подобном законе", - сказала IWPR начальник Управления по проблемам инвалидов и престарелых Министерства труда и социальных вопросов Джема Багдасарян. Она утверждает, что действующее законодательство без того достаточно хорошо заботится о чернобыльских спасателях.



Руководитель Центра радиационной медицины и ожогов Николай Оганесян видит трагедию бывших спасателей, однако, говорит он, Армения просто не в состоянии должным образом им помогать.



"На одного больного государство предусмотрело 100 тысяч драмов (222 доллара), в которые входят стоимость потребляемой больницей электроэнергии, зарплата медперсонала, лекарства, питание, - сказал Оганесян. - Да что там говорить, этой суммы не хватает для решения даже части проблем больных".



Сами пострадавшие возлагают большие надежды на новый закон. Та программа социального обеспечения, которая действует сегодня, совсем не решает проблемы.



«Такое впечатление, что все против нас, мы похожи на ходячие трупы, которые никому не нужны", - сказал участвовавший в работах по ликвидации Чернобыльской трагедии Вазген Гюрджинян.



Вазген Гюрджинян – электротехник по профессии. Когда его отправили в Чернобыль, ему было 28 лет. Теперь ему 46, он говорит хриплым голосом и страдает одышкой. Вазген перенес три инфаркта. Его третья дочь, которая родилась уже после его возвращения из Чернобыля, инвалид от рождения. Государство обеспечило ее специальным пособием, которое составляет всего 3600 драмов в месяц (8 долларов).



"Закон нужен не только нам, уже непригодным к жизни, но и нашим детям, и внукам, - говорит Гюрджинян. - Возможно, у кого-то из наших участников будут здоровые дети, однако это не гарантирует его от больных внуков. Наши гены нарушены".



Марианна Григорян, Гаяне Мкртчян, корреспонденты Armenianow.com, Ереван.