Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

АРМЕНИЯ: СПОР ПО ПОВОДУ МАРТОВСКИХ СОБЫТИЙ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Оппозиция заявляет, что в ходе расследования ереванских событий 1 марта информация, свидетельствующая о применении полицией насилия в отношении демонстрантов, подавляется.
By Gegham Vardanian
В Армении продолжаются ожесточенные дебаты по поводу насилия в Ереване, которым сопровождались февральские президентские выборы, чей результат оппозиция страны тогда отказалась признать.

Главной темой обсуждений, связанных с кровопролитием 1-2 марта, когда в ходе столкновений между полицией и участниками оппозиционного митинга в армянской столице погибли по меньшей мере 10 человек, является работа учрежденной в июне парламентской комиссии, которой поручено расследовать те события.

Оппозиция, которая считает комиссию пристрастной по отношению к властям и отказывается участвовать в ее работе, обвиняет правительство в разгоне мирных протестов против сфальсифицированных, как она утверждает, результатов выборов 19 февраля, когда победителем был провозглашен кандидат от власти Серж Саркисян. Правительство отвечает, что его действия имели целью предотвратить попытку захвата власти оппозицией во главе с бывшим президентом Левоном Тер-Петросяном.

Более 100 оппозиционных активистов были арестованы в ходе тех событий, и многие из них по-прежнему остаются в заключении.

Глубокую озабоченность по поводу этих арестов выразила на прошлой неделе мониторинговая комиссия Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ).

В ее заявлении от 2 октября говорится: «Остаются серьезные вопросы касательно обвинений, предъявленных людям, арестованным в связи с событиями 1 и 2 марта, а также касательно судебных процессов по ряду дел, в том числе с точки зрения [соблюдения] принципа справедливого разбирательства. Вдобавок ко всему и в нарушение требований Ассамблеи, 19 человек были осуждены исключительно на основе показаний, данных полицейскими».

Парламентская комиссия, которая должна была представить результаты своей работы уже в этом месяце, просит предоставить ей дополнительные два месяца для завершения расследования.

В состав комиссии входят представители главных проправительственных партий и ряда небольших внепарламентских политических групп. Однако ни партия «Наследие», являющаяся главной оппозиционной силой парламента, ни новая оппозиция – Армянский национальный конгресс – в комиссии не представлены.

На данный момент комиссия сформировала группу по сбору фактов и занята изучением показаний журналистов и независимых активистов.

Оппозиция заявляет, что может подключиться к работе группы по сбору фактов в том случае, если в новом органе ей будет обеспечено должное представительство. Кроме того, она требует, чтобы к расследованию были допущены и независимые эксперты.

Предметом горячих обсуждений, которые ведутся на заседаниях комиссии в последнее время, является видеоматериал, заснятый оператором компании «А1+», известной своим критическим отношением к властям. На этих кадрах видны кровь на улице и нечто, похожее на фрагменты челюсти и мозгов, валяющиеся на земле.

Если подтвердится, что это человеческие останки, официальные данные о числе погибших в ходе мартовского кровопролития придется пересмотреть.

Эксперт министерства здравоохранения Армении Шота Варданян заявил, что продемонстрированные комиссии кадры сфабрикованы, и запечатленные на них части тела на самом деле принадлежат не человеку, а поросенку. Он обещал представить письменное обоснование своей версии, однако так пока и не сделал этого.

Малоубедительными находит утверждения Варданяна защитник прав человека Армении Армен Арутюнян. «Заключение Шоты Варданяна относительно челюсти поросенка не вызвало ни у кого доверия, - сказал он. - Этот эпизод укрепил меня во мнении, что видеозапись надо отдать на международную экспертизу».

Корреспондент «А1+» Виктория Абрамян, ночью 1 марта находившаяся в студии, рассказывает, что работавшие на улицах Еревана три оператора телеканала приносили в студию кадры, на которых были запечатлены ужасные картины.

«Это молодые, неопытные операторы, - сказала она. - Они возвращались со съемок потрясенными. Видели много крови. Они принесли тяжелые кадры с изображением челюсти, человеческих мозгов. Сказали, что видели убитого. Им было очень плохо».

В том, что эти кадры подлинны, Абрамян, которая тогда сама стала свидетельницей некоторых тягостных уличных сцен, нисколько не сомневается.

«1 марта я пришла в студию, мои брюки и туфли были в крови, - вспоминает она. - Брюки были длинными, они испачкались в крови, пока я там ходила».

Председатель парламентской комиссии Самвел Никоян жалуется на недостаток очевидцев, готовых помочь расследованию.

«Свидетели – это или полицейские, или демонстранты. К сожалению, нет нейтрального очевидца, который пришел бы и публично изложил свою точку зрения», - сказал Никоян.

Оппозиционный активист Армен Хачатрян на это отвечает так: «Человек должен быть уверен, что в случае его обращения в комиссию скаанное им будет использовано должным образом. Но до сих пор показания наших свидетелей в судах, а также видеоматериалы не имели абсолютно никакого значения».

Более всего оппозиция возмущается по поводу предстоящего в следующем месяце судебного процесса по делу семи ее сторонников, которые обвиняются в попытке захвата власти.

Ваагн Арутюнян, под руководством которого ведется следствие по этому делу, неофициально называемому «делом семерых», говорит, что люди, располагающие информацией о расследуемых событиях, не изъявляют желания поделиться ею со следствием.

Журналист газеты «Аравот» Анна Исраэлян называет «дело семерых», о котором она опубликовала целый ряд статей, примером преследования по политическими мотивам.

«Следствие по делу проходило с четко обозначенной целью – собрать максимально возможное количество материалов и попробовать подтвердить версию о том, что в происшедшем виновата исключительно оппозиция», - сказала она.

«Показания пострадавших, свидетельствующие о примененном полицейскими насилии, представлены расплывчато. Например, показание человека о том, что по дороге домой он оказался в толпе демонстрантов и был ранен, под конец опроса звучало следующим образом: «Ну, я не уверен, кто меня ранил - полицейский или демонстрант».

«Определенно, швыряние камней, баррикады, сопротивление имели место - это факт. Но то, что оппозиция пыталась силой захватить власть, клевета», - сказала Исраэлян.

По словам обмудсмена Армена Арутюняна, в его офис поступило около 15 жалоб от людей, утверждающих, что следователи искажают их показания.

«Люди говорят, что их избивали, чтобы получить добровольное признание или сведения о третьих лицах. Но когда мы обращаемся в прокуратуру, нам говорят, что эти

ПАСЕ продолжает требовать проведения бесстрастного расследования того, что случилось в Ереване 1-2 марта. В прошлом месяце Комиссар Ассамблеи по правам человека Томас Хаммарберг заявил: «Ситуация с людьми, лишенными свободы в связи с событиями 1-2 марта, остается источником серьезного беспокойства».

Гегам Варданян, корреспондент «Интерньюс», Ереван