Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

АРМЕНИЯ: НЕЗАВИСИМЫЙ ТЕЛЕКАНАЛ ЛИШЕН ЭФИРА

За решением закрыть популярный телеканал многие видят нетерпимость правительства по отношению к инакомыслию в средствах массовой информации.
By Ashot Gazazian

Независимый телеканал "A1+", который в марте нынешнего года был официально лишен лицензии на вещание, потерпел поражение в попытках реабилитироваться.


14 июня Кассационный суд Армении – последняя инстанция судебной власти в стране – отклонил иск телекомпании, которая требовала пересмотреть решение о лишении ее лицензии. Руководство и сотрудники телекомпании, а также многие другие СМИ уверены, что «А1+» наказана за самостоятельность суждений и постоянную критику властей страны.


Начав деятельность в 1991 году и проработав в эфире без малейшего срыва последние пять лет "A1+" сумела привлечь широкую аудиторию. В ее сегодняшних проблемах поддержку телекомпании оказали как журналистские и общественные организации, так и ряд депутатов Национального собрания, а также посольство США в Армении и комиссия по делам СМИ Европейского парламента.


И все-таки «А1+» потеряла лицензию. Официально это стало результатом конкурса на владение частотами, объявленного Национальной комиссией в начале марта этого года в соответствии с законом "О теле- и радиовещании".


Выиграла конкурс на эту частоту рекламная компания «Шарм», ядром коллектива которой являются бывшие участники армянской команды КВН (существующая с советских времен телепередача, посвященная состязанию в остроумии и находчивости). Комментируя этот выбор, заместитель председателя Национальной комиссии Шамирам Агабекян заявила о «большей привлекательности планов, представленных компанией «Шарм».


В свою очередь президент Армении Роберт Кочарян исключил возможность вендетты против телекомпании. «А1+» может претендовать и на другие дециметровые частоты, конкурс на которые состоится уже в нынешнем году. Я бы хотел, чтобы «А1+» была в эфире - даже если бы такой телекомпании не существовало, я был бы заинтересован в ее появлении>, - сказал он.


Однако представители большинства армянских СМИ и многих общественных объединений уверены в политическом заказе на устранение «неугодной» телекомпании в преддверии выборов 2003 года.


«A1 plus» активно критиковала руководство страны и регулярно демонстрировала в своих сюжетах отрицательные стороны деятельности власть имущих и решение о лишении ее лицензии - чисто политическое», - заявил основатель канала Месроп Мовсисян.


Он также отмечает, что сразу после решения комиссии у телекомпании отобрали эфир, хотя она могла продолжать работу до тех пор, пока «Шарм» не объявит о выходе в эфир.


С критикой в адрес судей выступил также действующий в Ереване Фонд содействия свободе слова. «Судебная власть боится собственного права на независимость и принимает решения, угодные властям, тем самым порождая в обществе недоверие», - говорится в соответствующем заявлении Фонда.


Созданный при участии юристов, правозащитников и журналистов, Фонд основывает свои суждения на целой серии судебных тяжб с различными СМИ. В том числе это недавний процесс по делу о клевете, инициированный банком «HSBC-Армения» против двух местных газет.


В Армении сегодня много говорят о том, что судебная система здесь слишком зависима от исполнительной власти - судьи, согласно Конституции, назначаются президентом и, соответственно, от них можно ожидать большого рвения угодить тем, от кого зависело это назначение. «Когда конфликт между прессой и представителями госчиновничьего аппарата принимает острые формы, суды, как правило, становятся на защиту интересов бюрократии», - считает президент Ереванского пресс-клуба Борис Навасардян.


Пресс-секретарь министерства юстиции Ара Сагателян, однако, не соглашается с подобными заявлениями. Действительно, не всегда СМИ терпят поражение в судебном споре с властной структурой.


Так, весной этого года главный редактор оппозиционной газеты «Айкакан Жаманак» Никол Пашинян сумел отстоять свои позиции в судебном разбирательстве, где истцом выступал начальник Главного управления гражданской авиации Армении Ованес Ерицян, обвинявший газету в клевете и использовании оскорбительных слов.


В ноябре прошлого года газета опубликовала заметку, в которой со ссылкой на протокол совещания в управлении гражданской авиации сообщалось, что Ерицян дал поручение своим сотрудникам выяснить, каким образом на бортах самолетов оказываются оппозиционные периодические издания, «представляющие правительство страны в искаженном виде». В посткриптуме к этой информации говорилось, что у главного редактора «Айкакан Жаманак» тоже состоялось совещание, на котором Пашинян дал сотрудникам задание выяснить, «каким образом в государственной системе оказываются дегенераты».


С главного редактора газеты была взята подписка о невыезде. На защиту Пашиняна выступили практически все местные СМИ, и в середине апреля уголовное дело против него было прекращено. Газете повезло - многим, кто имел дело с властями, приходилось гораздо хуже.


Председатель Союза журналистов Армении Астхик Геворкян думает, что реальной защите СМИ мешает недостаточная солидарность журналистов. «Если бы мы могли в нужное время забывать о своих политических пристрастиях и объединяться перед лицом общей угрозы, наши интересы были бы защищены более эффективно>, - считает она.


А пока это остается в Армении только мечтой. Армянские СМИ разбиты на противоборствующие лагеря с разными политическими воззрениями, и эти противоречия, кажется, не собираются сглаживаться.


Ашот Газазян, независимый журналист из Еревана.


As coronavirus sweeps the globe, IWPR’s network of local reporters, activists and analysts are examining the economic, social and political impact of this era-defining pandemic.

The effects are proving particularly acute in countries already under stress - whether ethnic division, economic uncertainty, active conflict or a lethal combination of all three.

Our unparalleled local networks, often operating in extremely challenging conditions, look at how the crisis is affecting governance, civil liberties and freedoms as well as assessing policy responses to tackle the virus.

VIEW FOCUS PAGE >