Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

АРМЕНИЯ: МИННАЯ НАПАСТЬ

Спустя 13 лет после подписания соглашения о прекращении огня, положившего конец вооруженной фазе конфликта из-за Нагорного Карабаха, мины продолжают убивать людей.
By Gegham Vardanian
В селе Айеговит, что расположено на северо-восточной границе Армении с Азербайджаном, живут 3800 человек. Это место богато пшеничными полями, тучными пастбищами и фруктовыми садами. Беда в том, что большинством этих земель местные жители пользоваться не могут – из-за несметного количества мин, заложенных здесь еще во время карабахской войны, закончившейся в 1994 году.

«На границе у меня есть грушевый сад площадью 7 тысяч квадратных метров. Этот сад мог бы ежегодно приносить мне прибыль не менее двух тысяч долларов, но не приносит», – сказал местный крестьянин Вачаган Симонян.

«Люди не могут обрабатывать свою землю, у них нет доходов, вот почему часто им приходится уезжать на заработки в Россию», – сказал заместитель главы сельской администрации Агарон Асилбекян.

В ходе военных действий поля и горы, разделяющие Айгеовит от находящегося по другую сторону границы азербайджанского села, многократно минировались. По сей день мины остаются на территории площадью около 450 гектаров, что составляет приблизительно половину всех земельных участков и садов села.

Из десяти регионов (марзов) Армении пять граничат с Азербайджаном, и во всех приграничных марзах есть мины. Земли, природой назначенные плодоносить, остаются по вине заложенных в них мин невостребованными. С 1994 года на минах подорвались семь человек, четверо из них погибли.

«Было это семь лет назад, – рассказывал IWPR Торник Еганян. – Я пас коров у границы. Я много раз бывал на той территории, был знаком с местностью, но никогда не подозревал, что там могут быть мины. И вдруг – взрыв. Меня отбросило назад на два-три метра. Смотрю, ноги моей нет».

Теперь Еганян работает сторожем за три с половиной доллара в месяц. Еще три доллара он получает в качестве пенсии по инвалидности. Два раза в год он ездит в Ереван, где ему бесплатно предоставляются новый протез и специальная обувь.

“О человеке, подорвавшемся на мине и ставшем в результате этого инвалидом, заботится лишь его семья. Государство не имеет программы по оказанию пострадавшим помощи, трудоустройству и обеспечению их более высокими пенсиями», – сказала координатор национального комитета Армении по запрету противопехотных мин Джемма Асратян.

“Теперь на той территории, где я потерял ногу, есть табличка, предупреждающая сельчан не ходить туда. Если будет мир, работать на территориях нашего села будет очень трудно. Все заминировано. Очень опасно», – сказал Торник.

По словам Асилбекяна, из-за невозможности использовать эти земли жителям села приходится трудно, но, оговаривается он, с обезвреживанием мин пока надо повременить.

«Мы понимаем, что пока есть угроза войны, эти мины трогать нельзя», – сказал он.

«Мы пока не трогаем заминированные с военной целью территории, однако есть заминированные территории, которые отдалены от границ. Эти территории мы постепенно будем очищать от мин», – сказал IWPR глава центра гуманитарного разминирования Армении полковник Араик Мовсисян.

Во время карабахской войны некоторые села в приграничных районах несколько раз поочередно попадали под контроль то армянской, то азербайджанской сторон. В период между 1991 и 1994 годами эти области минировались сначала отрядами добровольцев, а затем и солдатами – как армянскими, так и азербайджанскими. Карты с указанием координат закладывавшихся мин составлялись только в редких случаях, что сегодня затрудняет решение этой проблемы.

«Очень часто мины устанавливались не специалистами, и трудно предположить, где именно и на каком расстоянии друг от друга могут находиться мины. Министерство обороны предоставило нам карты, однако их недостаточно», – сказал координатор программы гуманитарного разминирования Армен Григорян.

Исследование, проведенное в рамках программы в 2005 году, показало, что общая площадь заминированных областей в Армении составляет около 300 тысяч квадратных километров, т.е. около 1 процента всей территории страны. «Для маленькой горной страны, каковой является Армения, это довольно много, особенно если учесть, что чаще минируются дороги, в том числе ведущие к источникам воды, и мосты», – сказал Григорян.

В настоящее время программа гуманитарного разминирования при финансовой поддержке Программы развития ООН разработала стратегический план действий на период до 2010 года.

«Мы поставили себе целью разминировать все территории невоенного назначения, то есть 127 тысяч квадратных метров. Для этого необходимы большие финансовые вложения – около 38 миллионов долларов», – сказал Григорян.

Подсчитано, что от этой проблемы страдают 69 тысяч жителей 60 сел в Армении.

«В этом году мы полностью разминировали территорию села Шурнух в Сюникском районе [в южной части Армении]. Прежде чем покинуть село, азербайджанцы беспорядочно заминировали сельскохозяйственные земли и сады, а также часть леса. Мы полностью завершили работы в селе, разминировали 215 тысяч квадратных метров, и теперь жители села могут спокойно обрабатывать свою землю», – сказал Мовсисян.

Связанные с минами несчастные случаи происходили в селе каждый год.

Летом 2000 года Андраник Арутюнян нашел в поле какой-то круглый предмет. Потянул за кольцо... В результате взрыва мальчик стал инвалидом. В бедре у него до сих пор остается осколок от мины. Ежемесячный доход семьи Арутюнянов составляет 60 долларов – понятно, что визиты к врачам в Ереване (в 280 километрах от села) им едва ли по карману.

С 1994 года в Армении было зарегистрировано 398 случаев подрыва на минах, отсюда шестнадцать произошли за последние два года. В трети из всех инцидентов исход был летальным.

«С годами число жертв сокращается: люди знают, где могут быть мины, однако полностью избежать таких случаев не удается», – сказал Григорян.

Почти на всех заминированных территориях были установлены таблички с надписью «Осторожно, мины!», однако не везде эти предупреждения сохранились. «Сельчане просто вынимают эти металлические щитки и используют их вместо лопат или топоров. И контролировать это невозможно», – сказал он.

«Если корова забредет на минное поле, пастух последует за ней, считая, что если корова не подорвалась, то и ему ничто не грозит», – сказала Джемма Асратян.

«Предстоит большая работа. Если разминирование будет продолжаться в таком же темпе, то на уничтожение всех мин уйдет еще 90 лет. Нужны средства для ускорения этих работ», – сказал IWPR полковник Мовсисян.

Ему вторит Григорян: “Если будем продолжать в том же темпе, то потребуется тысяча лет для разминирования всей территории Армении».

Гегам Варданян, корреспондент Интерньюс Армения, Ереван