Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

АРМЕНИЯ: КАК ЖИВЕТСЯ ЖЕНЩИНАМ В 'ОБРАЗЦОВОЙ КОЛОНИИ'

Почти половина заключенных единственной в Армении женской колонии отбывают наказание за убийства
By Karine Ter-Saakian

Недалеко от Еревана есть небольшой зверинец с павлином, ламой и парой питонов – ничего необычного, если не считать того, что зоопарк этот располагается на территории единственной в Армении женской тюрьмы.


По заявлениям властей, условия содержания заключенных в колонии "Абовян" – на сегодняшний день здесь отбывают наказание 70 женщин – позволяют считать ее одним из образцовых пенитенциарных учреждений не только на территории Армении, но и на всем пространстве бывшего Советского Союза. Правозащитники соглашаются с тем, что условия пребывания в женской тюрьме значительно улучшились, но, говорят они, до соответствия их международным стандартам все еще далеко.


Лагерь "Абовян" с его зоопарком, огромным аквариумом, а также подсобным хозяйством, где держат свиней и кроликов, показался посетившей его на прошлой неделе корреспондентке IWPR необычным местом.


Особое удивление вызвал тот факт, что почти половина заключенных женщин отбывают наказание за убийство.


Частично это можно объяснить так: женщины в Армении попадают в тюрьму очень редко, при этом новым уголовным кодеком страны утверждается максимальный срок заключения для женщин – 15 лет, однако в случае особо тяжких преступлений, к числу которых относится убийство, амнистия не предусмотрена.


Бабушке Воски 78 лет, и сидит она за убийство мужа. «Я родом из Азербайджана, стала беженкой. Жили мы в Варденисском районе Армении. Муж очень донимал, вот и убила», - рассказала она IWPR. А другая обитательница колонии недавно зарезала свою свекровь – за издевательства.


В "Абовян" IWPR сказали, что если женщина красивая, то она обязательно сидит за убийство.


«Женщины более жестоки, им мало просто убить, они очень часто просто издеваются над убитым, - заместитель начальника колонии Ростом Мнацаканян. - У нас сидит одна женщина, которая убила мужа и расчленила его на 90 кусков, просто искрошила. А когда спросили почему, сказала, что надоел».


Камеры в колонии – огромные комнаты с рядами коек. Здесь очень трудно остаться одной, просто полежать или почитать книжку. Постоянное присутствие десятка людей усугубляет и без того довольно мрачную атмосферу колонии.


Что касается условий содержания заключенных, то, по словам самих женщин, после перехода исправительных учреждений от министерства внутренних дел в подчинение министерству юстиции многое изменилось.


Заключенные имеют возможность зарабатывать деньги – здесь есть небольшая керамическая мастерская, а также швейный цех. Желающие могут посещать компьютерный класс. В колонии работает психолог, имеется и небольшая амбулатория. Кроме того, женщин регулярно навещают священнослужители.


«У нас здесь есть то, чего даже на воле немногие имеют – горячая вода, сытная пища, право видеться с детьми. Мы можем работать, а можем и ничего не делать», - сказала IWPR Аревик, симпатичная молодая женщина, которая тоже сидит за убийство. C ней вместе отбывает наказание и сестра, а также дочка, родившаяся уже в колонии.


«Мы понимаем, что для этих людей свободу ничем не заменишь, но все же стараемся обеспечить им человеческое существование, - сказал Мнацаканян. - Слава Богу, в Армении в колониях порядка намного больше, чем в других странах СНГ".


А 8 марта - через несколько дней после того, как автор этого материала побывала в колонии – абовянские заключенные отмечали международный женский праздник. В этот день Католикос Гарегин II всем женщинам подарил жемчужные ожерелья, администрация тюрьмы организовала для своих подопечных концерт, а матерям позволили пару дней провести с детьми, которых привезли сюда же.


По словам председателя Хельсинского комитета Армении Аветика Ишханяна, однако, армянские тюрьмы, в том числе и женская колония "Абовян", все-таки еще не соответствуют международным стандартам.


Правда, сейчас вроде стало лучше, но арестанты лишены газет, книг, вообще связи с внешним миром, - сказал он IWPR. - Телефоном можно пользоваться всего 20 минут в месяц».


С ним соглашается председатель Хельсинской ассоциации Армении правозащитник Микаел Даниелян. «Конечно, если брать в целом, условия в этой колонии лучше, - сказал он в беседе с IWPR. - Но не забывайте, тюрьма она и есть тюрьма. Здесь нет приличной комнаты для свиданий. А когда говорят об этом начальству – оно ссылается на то, что денег нет. Интересно, на аквариум есть, на парниковое хозяйство есть, а на комнаты нет».


«Мебель старая, камеры не проветриваются, в одной камере содержатся по 10-15 человек, в детской колонии вообще все 68 заключенных спят в одной камере, - продолжил Данелян. - Горячая вода у них есть, но банный день один раз в неделю, так что антисанитария ужасная. И зачем им компьютеры, если они с ними обращаться не умеют»?


Правда, условия в "Абовян" несравненно лучше тех, в которых приходится жить мужчинам из колонии в селе Кош – хотя бы потому, что здесь нет туберкулеза и неуставных отношений. При этом в каждой камере есть женщина, которую все слушаются и называют "мамой". Но о ней заключенные предпочитают не говорить и даже отказываются просто указать, кто же она.


«Мы все надеемся, что отбывшие наказание больше сюда на вернутся, но на практике получается по-разному, - сказал Мнацаканян. - Возвращается обычно четверть заключенных. Может, это вошло у них в привычку».


Карине Тер-Саакян, корреспондент газеты «Республика Армения», Ереван.