Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Армения и Россия: Новое соглашение о противовоздушной обороне

Желание России усилить свое военное присутствие в воздушном пространстве Армении может быть связано с разногласиями с Турцией по Сирии.
By Arshaluis Mghdesyan

Президент России Владимир Путин дал указания министрам заключить соглашение с Арменией  по единой  системе противовоздушной обороны.

В конце октября правительство России одобрило  планы по созданию единого механизма противовоздушной обороны.  Идея заключается в создании воздушного «зонта»  на южных рубежах Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) – регионального оборонного альянса, в который входят Армения, Россия,  Беларусь и три среднеазиатских государства.

Из стран Южного Кавказа членами ОДКБ не являются Грузия и Азербайджан, и поэтому предполагаемое сотрудничество не будет затрагивать их воздушного пространства.

11 ноября Путин заявил министрам иностранных дел  и обороны России, что они должны продвинуться вперед в переговорах с Ереваном.

Армения уже сотрудничает с Россией в сфере противовоздушной обороны, и пока не понятно, чем будет отличаться новая система и будет ли она функционировать в рамках ОДКБ. Армянские аналитики считают, что именно так и будет.

Экс-министр обороны Армении Вагаршак Арутюнян сказал IWPR, что данный механизм представляет собой  «объединённый командный пункт, где происходит обработка и обмен информацией об остановке в небе над Южным Кавказом».

Новое соглашение, вероятно, будет  объединено с аналогичными структурами  России с Казахстаном и Беларусью.

«Таким образом, можно сказать, создается единая система ПВО в рамках ОДКБ, так как все эти государства является членами указанной организации», – сказал Арутюнян.

Военный эксперт Сергей Минасян считает, что предстоящий договор приведет к созданию комплексной региональной сети противовоздушной обороны. В эту систему, помимо истребителей-перехватчиков и комплексов С-300, вероятно, будут включены системы обнаружения и радиолокационные станции, дислоцированные на  Северном Кавказе.

Арутюнян говорит, что на практике российские и армянские силы противовоздушной обороны будут работать согласованно, начиная с обмена информацией о запуске ракет и военных самолетов в случае угрозы войны или полномасштабных военных действий, например, если возобновится конфликт в Нагорном Карабахе.

«В эту систему входят корабли РФ на Черном море, ее каспийская флотилия, системы обнаружения, эскадрилья самолетов на Северном Кавказе, а также элементы ПВО Армении, – сказал он. – В случае необходимости это система будет работать, как единое целое, что обеспечит полное покрытие и досягаемость для армянских сил ПВО всего неба над регионом – от Каспия до Черного моря».

Лидеры государств- членов ОДКБ обсуждали единую противовоздушную систему в течение нескольких лет. Впервые Путин заговорил о планах по созданию и укреплению «зонта» противовоздушной обороны на церемонии награждения высшего офицерского состава армии РФ в 2013 году.

«Планируем также усилить единую систему ПВО с Белоруссией, приступить к формированию подобных региональных систем с Арменией и Казахстаном», – заявил он.

Часть экспертов  считает интеграцию систем ПВО логическим продолжением долгосрочных взаимоотношений в сфере безопасности между Арменией и ее главным союзником.  Россия  сохраняет в Армении сухопутные войска и боевые самолеты.   Договор 2010 года  о  продлении срока дислокации российской военной базы в Гюмри до 2044 года  включает в себя обязательство России по защите Армении от внешних угроз.

Эксперт по Кавказу из Москвы  Сергей Маркедонов  заявляет, что предстоящего договора не имеет никакого отношения к конфликту в Карабахе, который был заморожен в 1994 году и который привел к обострению взаимоотношений Армении с Азербайджаном. Более того он утверждает, что лишь одна из целого ряда совместных военных инициатив.

«Никакой особой и экстраординарной новости в решении единой ПВО я не вижу, –  сказал он IWPR. –  Искать подводные камни в расширении совместной ПВО в контексте карабахского конфликта в корне неправильно».

Эксперты также признают, что и Москва и Ереван действуют в своих интересах.  Россия заинтересована в укреплении южных границ Кавказа из-за войны в Сирии и своего военного присутствия.

Армения извлекает пользу из-за укрепления национальной безопасности в столь непредсказуемом регионе, в котором  всегда присутствует риск возобновления войны в Карабахе.

Азербайджан использует свои нефтяные доходы на то, чтобы тратить на вооружение, большую часть которого, к досаде Армении, он закупает в России.  Таким образом Москва выступает в качестве поставщика вооружения для обоих сторонников вероятно для того, чтобы поддерживать баланс сил в регионе, но и еще и потому, чтобы прочнее привязать к себе обе страны.(Смотрите: Энергетика и торговля вооружением омрачили взгляд Армении на Москву) 

Важность эффективно действующей системы ПВО в Армении почувствовали 8 октября текущего года, когда турецкие военные вертолеты дважды вторглись в воздушное пространство Армении.  Турция является союзником Азербайджана и уже двадцать лет как она закрыла свою границу с Арменией.

В Анкаре инцидент объяснили плохими погодными условиями. В Армении, правда,  сочли его провокацией, адресованной Москве в ответ  на нарушение воздушного пространства Турции российскими истребителями, участвовавших в военных действиях в Сирии. Россия тоже приписала это инцидент к плохим погодным условиям.

Некоторые аналитики рассматривают время объявления о единой противовоздушной обороне в контексте резкого ухудшения российско-турецких взаимоотношений из-за разногласий по сирийскому конфликту.

Руководитель Центра военного прогнозирования московского Института политического и военного анализа Анатолий Цыганок сообщил информационному сайту Haqqin.az,  что «зонтичный» проект противоздушной обороны имеет отношение к Турции, а не к Азербайджану.

Разговоры о единой противовоздушной обороне велись более трех лет и очевидно, что их внезапное ускорение стало результатом быстроразвивающейся ситуации во всем регионе.

Аршалуйс Мгдесян, независимый журналист в Армении.