Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Армения: жертвы ростовщиков платят по высоким ставкам

В качестве залога под высокопроцентные кредиты, заемщики, как правило, закладывают жилье.
By Arman Gharibyan
  • Марина Погосян (вторая справа) с членами семьи Чаплахян, которых она защищает.  (Фото: Арман Гарибян)
    Марина Погосян (вторая справа) с членами семьи Чаплахян, которых она защищает. (Фото: Арман Гарибян)

Марина Погосян берет уроки бокса. Этот вид спорта не популярен среди женщин Армении и 53-летняя Погосян единственная женщина, которая занимается у своего тренера.

Для нее бокс не хобби, а необходимость. Она берет уроки, надеясь, что это поможет ей защитить себя от ростовщиков, с которыми она начала борьбу. В прошлом году она создала НПО Велес для преодоления проблемы общереспубликанского масштаба, которой, впрочем, не уделяется должного внимания.

«Мне угрожали многократно, – сказала она IWPR. –Я должна быть в хорошей физической форме, быть готовой защищаться».

По словам Погосян, в течение года со времени основания НПО Велес, к ней обратились более ста человек.

«Люди, обратившиеся к нам, пострадали от чиновников различного уровня [которые предлагают кредиты]. Правоохранительные органы не защищают их права, по этой причине они обращаются к нам, – сказала она. –«В регионах Армении также есть подобные проблемы к нам обращаются из Гюмри, Ванадзора, их так много, что мы не в состоянии всем помочь».

Армянское законодательство определяет «ростовщичество» как незаконное кредитование, в частности любые договоренности, превышающие двукратную учетную ставку банковского процента и «иные сделки с лицом на крайне невыгодных для него условиях, от которой другая сторона получила выгоду».

За это предусмотрено довольное мягкое наказание – до двух лет тюремного заключения или штраф.

На данный момент ежемесячная кредитная ставка ЦБ Армении составляет 2%, а частные лица выдают кредиты под 15% в месяц. Но поскольку это незаконно, то для повышения ставки они создают специальные условия.

«Ростовщики не могут официально заключать сделки, предоставляя деньги в долг, к примеру, под 10% [в месяц], поскольку на основе этой сделки их привлекут к ответственности, – сказал адвокат Артур Сукиасян, который защищает интересы клиентов, жертв ростовщичества. – Именно поэтому они заключают с гражданами поддельные документы о купле-продаже недвижимости, которые становятся залогом возврата суммы».

Если заемщик не может выплачивать кредит, документ внезапно становится реальным, и кредитор отбирает у него жилье.

Именно это и произошло с 28-летней Зинидой Меликян, которая взяла кредит для развития своего бизнеса – магазина ткани, который одновременно является и ее жильем, но потеряла все, что имела.

Зинаида взяла кредит в 16 тысяч долларов США у некой Кристине Варданян под 10% в месяц . Когда она поняла, что не может его выплачивать, то заняла еще большую сумму и в итоге долг, включая основную сумму и проценты, возрос до $ 100 000.

Затем Меликян консолидировала долг, вновь взяв кредит в $ 100 000 под 10% в месяц.

«Однако такую большую сумму никто не дает без гарантий, и кредитор уговорил меня оформить мой магазин на его имя. По его словам, имущество вновь переоформили бы на мое имя после возвращения долга», – сказала она.

Когда Зинаида стала не в состоянии платить, ее дом и магазин перешли в собственность адвоката Артавазда Айвазяна, который является бизнес-партнером ее кредитора Ованнеса Ерицяна.

Репортер IWPR договорился о встрече с бывшим начальником управления гражданской авиацией Ованнесом Ерицяном, который пришел на интервью с книгами, написанными о нем и с именным пистолетом.

Ерицян признал, что выкупил собственность у Меликян и заявил, что именно она попросила его организовать продажу Айвазяну; он всего лишь их познакомил.

Айвазян не согласен с этим, заявив, что именно Ерицян принял решение о том, чтобы продать ему магазин.

«Я не был знаком с Зинаидой. Мы договорились с Ерицяном, и я отдал ему деньги», – сказал он.

По словам Меликян, в действительности передача собственности от Ерицяна к Айвазяну была произведена для погашения старого долга в обмен на новый кредит.

Она обратилась в полицию, и было возбуждено уголовное расследование, которое проводилось больше года.

За это время Айвазян выселил семью Меликян из дома.

Погосян, которая работала по этому дела и присутствовала при выселении, обвиняет сотрудников Службы принудительного исполнения судебных актов (СПИСА) в применении насилия в отношении 75-летней бабушки Зинaиды Меликян.

«Мы поняли, что полиция, прокуратура, судебная система и СПИСА представляют не закон, а интересы Ованнеса Ерицяна», – сказала она IWPR.

Гаяне Тумасян оказалась в таком же положении. Ее супруг взял у Ерицяна кредит под высокие проценты и в качестве гарантии заложил их особняк.

«Мой супруг в течение полутора лет ежемесячно выплачивал 10%. Когда он не смог больше платить, нас лишили дома, который мы построили вместе с мужем», – сказала она. 

Ерицян сейчас проживает в доме, который, по его же словам, он просто «купил».

«Эти люди клевещут, я никогда не давал деньги под проценты», – сказал он IWPR.

Тумасян подала жалобу, на основании которой было возбуждено уголовное дело. Однако оно было прекращено. Она обжаловала это решение и судьи постановили, что следствие не было всесторонним или доведенным до конца и дали приказ о проведении нового расследования.

НПО Велес направило многочисленные открытые письма об этих делах в Генпрокуратуру РА и президенту РА, однако ответа на них не последовало.

Еще одно дело касается Сирануш Чплахян, которая обвиняет одну из бывших чиновниц в том, что она дала ей деньги в долг, а в результате завладела ее собственностью.

«Я взяла в долг 25 000 долларов США у Нуне [Плузян], под 5 % процентов в месяц, и платила в течение двух лет. По требованию Нуне, мой дом был формально оформлен на имя ее двоюродного брата», – сказала Чплахян.

Впоследствии, о правах на дом заявил двоюродный брат Плузян – Грайр Бабаян, который пытается выселить из него Чплахян.

Полиция прекратила расследование по этому делу и Чплахян не смогла оспорить решение, несмотря на то, что на рассмотрении суда находится еще один ее иск об отмене передачи собственности.

Бабаян настаивает, что дом принадлежит ему по закону. «Я приобрел этот дом и попал впросак, я понимаю, что данное дело для вас удивительно, для меня тоже», – сказал он IWPR.

Чплахян отмечает, что она до сих пор живет в доме, несмотря на то, что в 2011 он был передан в собственность Бабаяна.

«Если бы они на самом деле приобрели дом, позволили бы они жить нам там все эти годы?», – задала она вопрос.

Плузян была уволена с работы в правительстве в январе этого года. Она отрицает свою причастность к покупке дома и заявляет, что она даже не знакома с Чплахян.

По словам адвоката Сукиасяна , собрать доказательства для судебного дела нелегко, поскольку такие кредиты никак не документируются.

Арман Гарибян, независимый журналист в Армении.

 

 

As coronavirus sweeps the globe, IWPR’s network of local reporters, activists and analysts are examining the economic, social and political impact of this era-defining pandemic.

The effects are proving particularly acute in countries already under stress - whether ethnic division, economic uncertainty, active conflict or a lethal combination of all three.

Our unparalleled local networks, often operating in extremely challenging conditions, look at how the crisis is affecting governance, civil liberties and freedoms as well as assessing policy responses to tackle the virus.

VIEW FOCUS PAGE >