Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

АРМЕНИЯ: ГРУЗИНСКИЕ БЕЖЕНЦЫ ВОЗВРАЩАЮТСЯ ДОМОЙ

Еще не оправившись от пережитого в августе, многие из грузинских беженцев, нашедших приют в Армении, возвращаются домой.
By Gayane Mkrtchian
Бежав из Грузии, где этим летом шла война, 24-летняя Теона Куртанидзе нашла пристанище в расположившемся в окрестностях Еревана временном приюте. Там, в предоставленной ей комнате, она и живет со своим трехлетним сыном по сей день.

«Несколько дней назад я отвела Николая в Парк победы, - сказала Теона. - Там был самолет, он залез в него и сказал: «Мама, давай пойдем бомбить Гори». Я говорю: «Зачем тебе бомбить Гори?» А он отвечает: «Там русские солдаты». По ночам, когда шел сильный дождь, он просыпался и кричал: «Мама, бежим, танки идут!»

Во временный приют Теону и ее сына, приехавших в Ереван из грузинского города Гори в августе, когда там начались боевые действия, определило Миграционное агентство Армении.

Представитель агентства Рузанна Петросян говорит, что после 11 августа, когда, спасаясь от войны, Грузию стали покидать многие ее граждане, 106 человек – по большей части, этнические армяне - получили в Армении временное убежище, еще двоим был предоставлен статус беженца.

Армения, ожидавшая большего наплыва беженцев из Грузии, смогла обеспечить должный прием всем тем, кто в конечном итоге обратился к ней за убежищем. Теперь многие из этих людей собираются возвращаться домой, хотя от шока, который они испытали во время короткого августовского противостояния между Россией и Грузией, они так пока и не оправились.

«Мы пили чай, - вспоминает Теона. - Было около 11-12 часов дня, и вдруг над городом появились самолеты, которые стали бомбить нас. Я не верила своим глазам – казалось, будто идет дождь. Я схватила Николая и выбежала из дома, не успев ничего взять с собой»,

Спустя два дня она отправилась в Армению, полагая, что там ее сын будет в безопасности. Сегодня Теона и Николай - чуть ли не единственные грузины, остающиеся во временном приюте, где они обеспечены всем необходимым, в том числе едой.

57-летняя Сусанна Арутюнян родом из Тбилиси. Она прожила в этом городе 42 года, однако возвращаться туда она не хочет.

«Когда все это началось, я, не долго думая, приехала в Армению с дочерью и внуками, - сказала она. - Отсюда отправила ее к мужу в Санкт-Петербург, а сама осталась здесь. Мой муж не смог приехать с нами по состоянию здоровья. Говорят, сейчас там все спокойно, но я не верю. Очень боюсь, хочу перевезти сюда своего мужа, лишь бы была крыша над головой».

По словам Рузанны Петросян, во временном приюте можно находиться три месяца, а по истечению этого срока беженцы должны возвратиться домой, если, конечно, ситуация в их стране к этому времени стабилизируется.

«В противном случае рассмотрение их дела продолжается, выносится соответствующее решение», - сказала она.

Беженцам из Грузии - как проживающим во временном приюте, так и тем из них, кто остановился у своих родственников - помощь оказывает и Армянское Общество Красного Креста, также как и Верховный комиссариат ОНН по делам беженцев.

Экономист по образованию, 60-летний Володя Мартиросян приехал в Армению из Поти. «11 ноября истекает срок моего пребывания в этом приюте. Если мое прошение удовлетворят, я останусь в Армении, на своей родине, не хочу возвращаться в Грузию», - сказал он.

В том, что случилось в Грузии в августе, Мартиросян винит президента Михеила Саакашвили. «Любой мало-мальски сведущий в политике человек не должен был идти на этот шаг, -говорит он. - Умный человек, если он не уверен в своих силах, не станет начинать войну. Зачем ему это - чтобы проиграть?»

Теона Куртанидзе, напротив, чрезвычайно хвалебно отзывается о Саакашвили, говоря, что он «просто поддался на провокацию».

Теона - журналист по профессии. В Гори она работала на местном телевидении «Картли» и в газете «Горис моамбе». Включив компьютер, она показывает видеозапись одной из бомбежек, которым подвергся ее родной город. На кадрах запечатлены горящие здания, убегающие в панике люди, усыпанные телами улицы. Вот раненая женщина, по ее лицу течет кровь, она хочет бежать, но не знает куда.

«Эти кадры сняли мои друзья с телевидения, - сказала она. - Мы сами пережили этот ужас. И сейчас я хочу только одного – чтобы не было войны, чтобы ни один ребенок не видел того, что видел мой сын».

И все же Теона решила вернуться в Грузию, тем более что 22 ноября истекают ее три месяца пребывания в приюте. «Гори – моя родина, и я хочу вернуться туда. Куда еще мне податься, если не в Гори», - говорит она.

Гаянэ Мкртчян, корреспондент электронного еженедельника Armenianow.com, Ереван