Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

АРМЕНИЯ: ВОЗМУЩЕНИЕ ПОЛИЦЕЙСКИМ БЕСПРЕДЕЛОМ

Из-за таинственной смерти свидетеля преступления в центре общественного внимания оказалась проблема полицейского насилия.
By Gayane Mkrtchian
27-летний ереванец Айк Мелкумян вернулся домой с многочисленными увечьями. Он не был подозреваемым. Просто он стал очевидцем убийства.



«Они беспрерывно били меня в течение 15 или 20 минут, – вспоминает Мелкумян о проведенных под стражей двух днях – 10 и 11 мая. – Удары не прекращались. Бросив меня на пол, они стали бить меня ногами – так, что мне даже не удавалось прикрыть руками голову. А они все повторяли: «Скажи нам, кто застрелил его», и продолжали бить меня. В первый день они не давали мне воды и не пускали в туалет».



Инцидент, свидетелем которого стал Мелкумян, случился 9 мая в расположенном на окраине Еревана ресторане «Пандок», где он работает барменом. Возникла драка, в результате которой был застрелен некто Степан Варданян – криминальная фигура, с чьим именем были связаны разные толки.



В тот же день было начато расследование этого убийства.



Мелкумян думал, что как свидетелю ему придется ответить на несколько вопросов, а потом его отпустят домой.



«Они мне не давали сказать ни слова. Просто били меня и крыли матом, пытаясь заставить меня дать показания и назвать имена. Я действительно наблюдал этот инцидент, но кроме этого мне нечего было им сказать. Я тысячу раз пересказывал им все, что знал, и просто хотел, чтобы они, наконец, перестали бить меня».



35-летняя Марине Григорян, работающая в том же ресторане официанткой, рассказывает о том, как ее допрашивали в полицейском отделении Шенгавитского района:



«Когда я попросила воды, они сказали: «Иди и попей из унитаза». Они обзывали меня нецензурными словами, говорили, что я все знаю и должна обо всем им рассказать. Я попросила их позволить мне выйти в туалет, а они грубо сказали мне, чтобы я «помочилась под себя». Чтобы не слышать ужасных ругательств, которыми они меня осыпали, я закрывала уши руками».



Но ей и Мелкумяну хотя бы удалось выйти из полицейского отделения живыми. А вот Левону Гуляну – владельцу ресторана – не повезло.



31-летний отец двух детей, Гулян умер при неустановленных обстоятельствах в Главном управлении по уголовным расследованиям. Это случилось 12 мая – через два дня после того, как его вызвали на допрос.



Согласно официальному полицейскому отчету, в ходе допроса Гулян попросил полицейского принести ему воды, а пока того не было в кабинете, попытался бежать через окно, но поскользнулся, упал со второго этажа и умер от полученных в результате этого увечий.



По этому факту прокуратурой города Еревана проводится предварительное расследование.



Как утверждают родственники Гуляна, 12 мая первый заместитель руководителя Главного управления уголовного розыска Армении Овик Тамамян забрал Гуляна из полицейского отделения Шенгавитского района и увез его в Главное управление уголовного розыска полиции.



С самим Тамамяном IWPR связаться не удалось, но в полиции категорически опровергли предположения о его причастности к смерти Гуляна.



Глава пресс-службы полиции Саят Ширинян призвал СМИ «не разжигать страстей, воздерживаться от пристрастных утверждений и всякого рода спекуляций, прежде всего, потому что полиция заинтересована в полном выяснении объективных обстоятельств этого дела».



Но, несмотря на все официальные заявления, армянский омбудсмен, местные правозащитные организации и юристы, а также родственники и друзья Гуляна продолжают считать, что он был избит, а потом выброшен из окна.



«Левон пошел в полицию по своей воле, поэтому зачем ему было пытаться бежать? – сказала его жена Джемма Гулян. – Нам совершенно ясно, что в смерти Левона виновны полицейские. В кабинете ему угрожали, его избивали, а затем и убили, выбросив из окна».



Вот что говорит по этому поводу главный правозащитник Армении Армен Арутюнян: «Первоначальные версии о том, что Левон покончил с собой, прыгнув со второго этажа, должны быть отбракованы. Просто представьте себе, до какого состояния нужно было довести человека, добровольно явившегося в полицию, чтобы он сам прыгнул со второго этажа».



По словам родных Гуляна, видевшихся с ним через два дня, проведенных им в Шенгавитском полицейском отделении, он жаловался на то, что полицейские все время бьют его, требуя, чтобы он назвал имя убийцы Степана Варданяна. Гулян говорил допрашивавшим его людям, что он видел, как было совершено убийство, но не знал того, кто его совершил. Когда он попросил, чтобы на допросе присутствовал адвокат, полицейские заявили, что изобьют и его адвоката.



13 мая все три адвоката, представлявшие интересы Левона Гуляна –Артур Григорян, Нарине и Рубен Рштуни – отказались заниматься этим делом. Родственники Гуляна полагают, что на адвокатов было оказано давление.



По словам сестры Левона Лилит Гулян, Артур Григорян, который присутствовал на вскрытии, сообщал, что у погибшего был буквально раздроблен череп, повреждены ребра, сломано одно плечо, изуродовано все тело и на ступнях были синяки.



Эта информация противоречит официальному заключению судебно-медицинской экспертизы.



Проблема полицейского насилия в Армении уже давно вызывает озабоченность международных организаций. Так, Международная хельсинская федерация по правам человека заявляет, что в стране «серьезной проблемой остается применение полицией пыток и недозволенных форм обращения».



Армения является членом Конвенции ООН против пыток и Европейской конвенции по предотвращению пыток. За тем, как на деле выполняются обязательства, которые страна взяла на себя в рамках этих конвенций, следит специальная комиссия, учрежденная армянским министерством юстиции. Однако до сих пор не было опубликовано ни одного доклада по этому вопросу.



Делегации Европейского комитета по предотвращению пыток посещают Армению каждый год, и в ежегодных докладах организации неизменно выражается тревога по поводу поведения армянской полиции.



«Они требуют, чтобы те, кто прибегают к пыткам, наказывались, но это «глас вопиющего в пустыне», – сказал глава Хельсинского комитета Армении Аветик Ишханян.



Сами правоохранители уверяют, что проблемы как таковой не существует. «В полицейских отделениях не могут происходить подобные акты насилия, это совершенно исключено», – сказал адвокат ереванского полицейского управления Армен Малхасян.



Смерть Гуляна лишь один – последний по времени – из актов насилия, вменяемых в вину полиции.



Оппозиционный активист Гриша Вирабян в 2004 году был так жестоко избит полицейскими, что ему пришлось сделать операцию по удалению одной тестикулы.



«В отделении на меня сразу набросились и стали бить ногами, – рассказывал Вирабян IWPR. – Я умолял их не бить меня ниже пояса, боль была невыносимой. Но они продолжали бить меня, они матерились и ударяли меня по ребрам и в пах».



«Если бы тогда по делу Вирабяна кого-нибудь наказали, случаев, подобных тому, что произошло с Гуляном, можно было бы избежать. Обществу пора начать применять принцип наказания виновных», – сказала известная правозащитница, бывший омбудсмен Армении Лариса Алавердян.



Руководитель Хельсинского комитета Армении Ишханян считает, что безнаказанность полицейских обусловлена двумя факторами.



«Во-первых, этот вопрос имеет политическую подоплеку, – сказал он. – Армянские власти в большой степени зависимы от правоохранительных органов, полиция для них является одной из главных опор».



«Другая причина – это недостаток профессионализма. В советские времена чистосердечное признание традиционно считалось лучшим из доказательств. То есть, они выбирают легкий путь вместо того, чтобы искать другие доказательства. В конечном счете, безнаказанность – это результат того, что полиция пользуется поддержкой властей».



Гаяне Мкртчян и Арпи Арутюнян являются корреспондентами ArmeniaNow.com, Ереван и участвуют в проекте IWPR «Общекавказская журналистская сеть».