Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

АРМЕНИЯ: АТМОСФЕРА САМОЦЕНЗУРЫ

Армянские телеканалы зависимы от властей и крупного бизнеса.
By Gegham Vardanian
Сегодня на армянском телевидении свои правила новостной журналистики, с которыми считаются все сотрудники. И, как говорят сами журналисты, дело тут не в прямом контроле со стороны властей, но в прочно укоренившейся самоцензуре.

“Теперь каждый точно знает, что делать, – сказал журналист Тигран Паскевичян. – Есть развлекательные программы, музыка, фильмы и так далее. Однако нет и речи о разности мнений в общественно-политических телепрограммах”.

Если в Азербайджане и Грузии эта борьба происходит сегодня, то в Армении критический момент наступил еще четыре года назад, когда политически независимый телеканал А1+был лишен эфира. Другие телекомпании восприняли это как сигнал к подчинению воле властей и проявлению политической осторожности.

Лицензия А1+ на вещание была аннулирована 2 апреля 2002 года. Спустя неделю, когда правозащитники и журналисты пытались организованно выступить в защиту телеканала, 17 средств массовой информации распространили заявление, в котором утверждалось, что свободе слова в Армении ничего не угрожает.

“Это заявление было меморандумом повиновения, признания того, что лучше подчиниться, чем оказаться на месте А1+», – сказал председатель канала Месроп Мовсесян.

“После 2002 года все телекомпании стали бояться, и все поняли, что есть определенный вектор работы, и любой шаг вправо или влево от него может быть воспринят как попытка к бегству, и что, фигурально выражаясь, будут стрелять без предупреждения”, – сказал эксперт Ереванского пресс клуба Месроп Арутюнян.

К освещению событий многие телеканалы подходят весьма выборочно, избегая показывать и говорить о лицах, находящихся в оппозиции к властям, как, например, о бывшем спикере парламента Артуре Багдасаряне.

“Так, во время посещения Французского университета министром иностранных дел Франции его сопровождал председатель совета попечителей университета Артур Багдасарян, – сказал Арутюнян. – Однако большая часть репортажей была смонтирована таким образом, чтобы в кадре Артур Багдасарян не появлялся. Это обыкновенная цензура”.

Вот что говорится в недавно опубликованном докладе Госдепартамента США: «Власти продолжают держать под жестким контролем Общественное телевидение Армении, а практически все частные каналы, которые принадлежат лояльным [президенту Армении Роберту] Кочаряну представителям бизнес-кругов и редко транслируют репортажи, содержащие критику по отношению к его администрации. Корреспонденты каналов работают под цензурным надзором своих редакторов".

Работающие на телевидении люди говорят, что оказываемое на них давление в большой мере является неофициальным и прямо исходит либо от политиков, либо он назначенной президентом Национальной комиссии телевидения и радио.

По словам члена парламента, консультанта политических и информационных программ телекомпании «Еркир-Медия» Гегама Манукяна, иногда руководители телекомпаний приглашаются на неформальные встречи или обеды в президентскую резиденцию.

“Это не собрания в строгом смысле этого слова, там нет повелительного тона, указаний о том, что надо делать, а что – нет, – сказал он. – То есть, делать или не делать решает сам руководитель. Естественно, это может и подействовать. Однако бывает, что там обсуждаются полезные и важные вопросы».

В Армении насчитывается 61 телеканал, семнадцать из которых действуют в Ереване. Многие из них выделяют большую часть своего эфирного времени на передачи для детей, культурные и развлекательные программы. Некоторые вещательные компании – как, например, АЛМ или Кентрон ТВ, действующая на частоте, которую когда-то занимал А+1, принадлежат состоятельным бизнесменам.

Заместитель председателя национальной комиссии по телевидению и радио Шамирам Агабекян согласилась на интервью с IWPR при условии, что все сказанное ею будет представлено как ее личное мнение. Она признала, что телекомпании применяют самоцензуру, и это, по ее словам, вполне нормально.

“Владельцы телекомпаний, в основном, очень богатые люди – олигархи. Они видят, что власти создали условия для того, чтобы они делали бизнес, и, естественно, не хотят смены этой власти. Это власть их устраивают полностью», – сказала она.

Более уязвимыми мишенями для властей являются – в силу своей финансовой необеспеченности – региональные телеканалы.

“Нам очень часто угрожают», – сказал руководитель одной из региональных телекомпаний, который попросил представить его под вымышленным именем Багдасар.

Главы региональных каналов рассказывают, что председатель Национальной комиссии телевидения и радио Григор Амалян недавно посоветовал им ретранслировать программы телекомпании Кентрон ТВ, принадлежащей окружению крупнейшего армянского олигарха Гагика Царукяна.

“Амалян сказал, что был бы не против, если бы Кентрон ТВ транслировалась в регионах, и что они готовы за это платить, – сказал Багдасар. – Мы подумали и запросили очень большую сумму. Они еще не ответили».

По мнению Манукяна, все решают деньги, и эфирное время на армянском телевидении получают те, у кого они есть.

К примеру, в октябре-ноябре этого года в новостные блоки большинства армянских телекомпаний были включены репортажи о том, как некий, имеющий причастность к политике, бизнесмен раздавал картофельные семена и организовал бесплатные медицинские консультации в селах. Репортажи очень походили на платную рекламу.

Журналист Тигран Паскевичян считает, что конвергенция коммерческих и политических интересов в Армении подобно коррозии разъедает общественно-политические устои страны.

“Кто же будет давать деньги, и позволять говорить о чем хочешь – о бедности и катастрофическом положении регионов? Конечно – никто”.

Гегам Варданян, корреспондент Интерньюс, Ереван