Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

АНДИЖАНЦЫ ИЩУТ УБЕЖИЩА В КЫРГЫЗСТАНЕ

Беженцы из узбекского города Андижан говорят, что на родине их ожидает «верная смерть».
By Alisher Saipov

Сотни участников кровавой драмы, разыгравшейся накануне в узбекском Андижане, пересекли узбеко-кыргызскую границу в надежде найти убежище в соседнем государстве, но по дороге были вновь обстреляны – на сей раз пограничниками.


Беженцы рассказали IWPR, что около тысячи человек бежали из Андижана ранним утром 14 мая. По дороге их обстреляли узбекские пограничники, в результате чего погибли пятеро человек – двое женщин и трое мужчин. Из 18 раненых двоим требуются срочная госпитализация.


13 мая Кыргызстан закрыл границу с Узбекистаном, поэтому на кыргызстанскую территорию их не пустили, и люди расположились на нейтральной полосе – вне пределов досягаемости пуль узбекских пограничников.


«Мы не можем вернуться обратно в свой город; там нас ждет неминуемая смерть, - сказал молодой человек, назвавшийся Камилом. - Кыргызстан должен нас спасти. Если нас вернут в нашу страну, наши дни сочтены».


«Кыргызские власти отнеслись к нам миролюбиво, ваши военные нас охраняют».


Камил – один из 539-ти беженцев, ожидающих своей участи на нейтральной полосе близ Сузакского района Жалалабадской области Кыргызстана.


Среди беженцев – в основном мужчины в возрасте от 20 до 40 лет, но есть 82 женщины и 17 детей.


Некоторые из мужчин были освобождены из андижанского СИЗО, который восставшие взяли штурмом в ночь с 12 на 13 мая, пытаясь освободить 23-х предпринимателей, ожидавших приговора по обвинению в исламском экстремизме. Процесс над ними вызвал шквал народного возмущения. Протест был жестоко подавлен правительственными войсками с применением бронетехники, открывшей по демонстрантам беспорядочный огонь на поражение.


«Кыргызстан - наш единственный шанс остаться в живых», - сказал 60-летний предприниматель из Андижана Шамсутдин.


Оказавшийся в числе беженцев 45-летний гражданин Кыргызстана Мухаммад Мавлянов рассказывает: «Среди митингующих я оказался случайно. Солдаты начали стрелять прямо в толпу, которая проводила мирный митинг. Я был вынужден бежать вместе с ними. По дороге потерял паспорт».


«Я видела, как милиция и военные окружили людей и начали их расстреливать, - рассказывает Матлюба Додобаева о событиях 13 мая. - Многие бежали из города, так как боялись возвращаться в свои дома, где их могли найти».


«Мы бежали в сторону Кыргызстана. По дороге попали в засаду. Узбекистанские военные нас обстреляли. Пять человек погибло. Пришлось скрыться в кыргызском селе, где местные жители помогли нам скрыться от узбекских пограничников. Сейчас мы чувствуем себя в безопасности».


Матлюба Додобаева с горечью сказала напоследок: «Президент, который стреляет в свой народ - в матерей и детей - не имеет права оставаться на этом посту».


В настоящее время беженцы расположились на нейтральной полосе – сидят на траве. При себе у них нет никаких вещей и еды. Жители близлежащих сел Сузакского района пытаются оказать им первую медицинскую помощь.


Все, с кем удалось побеседовать IWPR, в один голос отвергают распространенную в Узбекистане официальную версию андижанских событий, согласно которой беспорядки в городе были устроены исламскими экстремистами. Беженцы настаивают, что не имеют отношения ни к каким религиозным течениям.


Точное число людей, перешедших или пытающихся перейти узбеко-кыргызскую границу, остается неизвестным.


Анонимный источник в МВД Кыргызстана сообщил IWPR, что на границе с Кыргызстаном скопилось около 3000 человек, пытающихся спастись от преследования узбекских властей.


Многие андижанцы намерены просить политического убежища в Кыргызстане. У многих из них есть родственники в Ошской и Жалалабадской областях.


Пока на уровне руководства Кыргызстана решается вопрос о том, что делать с беженцами, местные власти не могут пустить их на кыргызскую территорию.


Спикер кыргызского парламента Омурбек Текебаев пояснил IWPR, что межгосударственные соглашения обязывают Кыргызстан предоставлять беженцам политическое убежище даже в том случае, если это может вызвать напряженность в отношениях с соседним государством.


На посту «Достук» кыргызо-узбекской границы все спокойно. Капитан милиции на условиях анонимности сообщил, что беженцев пока не было. Не было и инструкций, как действовать в случае их появления.


По данным Фонда «За международную толерантность», на границе близ Базаркоргонского района Жалалабадской области Кыргызстана скопилось около полутора тысяч узбекистанцев, пытающихся пересечь границу.


Однако первый заместитель главы Базаркоргонской районной администрации Палван Авазбек эти сведения опровергает. «Ничего подобного, - сказал он. - Я только что с границы. Наша граница хорошо охраняется. Ее никто не может перейти, и никто не пытается».


Фонд «За международную толерантность» также сообщил, что на кыргызской территории организуется фильтрационный лагерь для беженцев. Кроме того, по сведениям фонда, неустановленное число узбекских граждан пытается попасть в Баткенскую область Кыргызстана через таджикскую территорию.


Драматические события разворачиваются в узбекском городе Карасуу. Узбекистанцы восстанавливают мост, связывающий кыргызскую и узбекскую территорию и демонтированный два года назад по узбекской инициативе с целью закрытия границы.


Здесь узбеко-кыргызская граница проходит по реке Шахрихансай. В кыргызском городе Карасуу расположен самый большой базар в Ферганской долине, куда узбекистанцы с риском для жизни добирались по самодельной переправе.


Появились также сообщения, что в узбекском Карасуу местные жители сожгли несколько машин милиции и избили милиционеров, а одну военную машину сбросили в арык. По неподтвержденным данным, губернатор узбекского города Карасуу взят в заложники, и власть перешла к народу.


Счет жертв андижанской трагедии идет на десятки, если не на сотни. «Больницы переполнены ранеными с огнестрельными ранениями», - рассказал один кыргызстанец, вернувшийся из Андижана.


Медработник из Жалалабада Чолпонай Умурзакова сообщила IWPR, что медицинский семинар, в котором она принимала участие, был прерван, так как врачи были в срочном порядке мобилизованы для оказания помощи беженцам. «По всей Жалалабадской области в больницах и поликлиниках установлено круглосуточное дежурство. Мы ожидаем приток беженцев, среди которых могут быть раненые», - сказала она.


Кыргызский депутат Баяман Эркинбаев сказал IWPR: «Среди моего электората немало людей узбекской национальности, которые в эти дни потеряли покой. Они пребывают в неведении, живы ли, здоровы ли их близкие в Андижане».


Жители приграничных районов Кыргызстана готовы принять беженцев, но опасаются проникновения в страну криминальных элементов. Некоторые даже верят в официальную версию узбекистанских властей о том, что беспорядки в Андижане организованы исламскими экстремистами.


«Все это не похоже на революцию, - говорит сельский учитель из Сузакского района. – Зачем они освободили преступников? Мне кажется, тут не обошлось без религиозных экстремистов».


Подобные опасения более характерны для узбекской части населения юга Кыргызстана.


По мнению члена Жалалабадского областного центра узбекской общины, который попросил не называть его имени, события в Узбекистане могут принять непредсказуемый оборот.


«Это хорошо, что народ встал на защиту своих прав, - говорит он. - Но организаторы беспорядков из запрещенных религиозных сект не смогут управлять государством по светским принципам. У них есть готовый рецепт – халифат, а это очень опасно для всего региона. Революция в Узбекистане для нас непредсказуема. Не знаем, чем она может обернуться».


Похожего мнения придерживаются и другие представители узбекской общины. Один из них считает, что мятеж в Узбекистане поднят «преждевременно», ибо власть в этой стране якобы постепенно либерализуется. Другой же заявил, что мятеж «нежелателен», но по прямо противоположной причине – правящий режим Узбекистана может в ответ усилить репрессии против населения.


Директор Международного института стратегических исследований при президенте Кыргызстана Валентин Богатырев высказывает опасения по поводу возможных экономических последствий долгосрочного закрытия границы, а также демографических сдвигов при перераспределении населения в столь густонаселенном регионе.


Но большинство кыргызстанцев чувствуют солидарность с братским народом Узбекистана и надеются, что он пойдет пути «революции тюльпанов», сметшей режим Аскара Акаева.


«Наконец-то и наши соседи встали на защиту своих прав и человеческого достоинства, - говорит аксакал из Сузакского района Ураим Атеков. - Ведь мы хорошо знаем, что самый угнетенный народ в узбекском государстве – это узбеки. Мы желаем им мужества».


14 мая Союз студентов Кыргызстана провел перед узбекским посольством в Бишкеке акцию протеста против расстрела мирных демонстрантов в Андижане.


«Мы собрались выразить свою братскую солидарность с народом Узбекистана, - сказал председатель Союза студентов Аскат Дукенбаев. – Происходящее может затронуть и нас. Необходимо дать понять руководству Узбекистана, что подобные методы решения проблем могут взорвать Центральную Азию».


Айнагуль Абдрахманова, координатор программ IWPR в Бишкеке; Султан Жумагулов, корреспондент БиБиСи в Бишкеке: Алишер Саипов, корреспондент Информационного агентства «Фергана»; Жалил Сапаров, независимый журналист из Жалалабада.