Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

АЗЕРБАЙДЖАН: ТЮРЬМА 'СВЕРХСТРОГОГО' РЕЖИМА

В тюрьме строгого режима участились случаи таинственных смертей.
By
Международные организации осуждают невыносимые условия в печально известной азербайджанской тюрьме, бывший начальник которой в скором времени должен предстать перед судом.

Садагат Агаев был уволен с должности начальника гобустанской тюрьмы строгого режима в ноябре прошлого года по обвинению в превышении полномочий. Начало судебного разбирательства по его делу ожидается в ближайшем будущем.

Гобустанская тюрьма расположена приблизительно в 40 километрах к западу от Баку. Там содержатся особо опасные преступники, большинство которых осуждены на пожизненный срок. Это заведение известно своим особо жестким режимом и частыми случаями бунтов заключенных. В настоящее время гобустанские узники в знак протеста голодают.

За последний год в тюрьме при подозрительных обстоятельствах умерло несколько заключенных. Озабоченность по этому поводу выразил содокладчик ПАСЕ по Азербайджану Андреас Херкель. В своем докладе, представленном на заседании Ассамблеи 16 апреля, он говорит:

«Группа азербайджанских правозащитников представила мне документы, из которых я узнал, что заключенные Гобустанской тюрьмы подвергаются физическому и психологическому насилию. Я глубоко огорчен этим и считаю недопустимым такие явления для страны, которая стремится стать частью Европы».

В недавно опубликованном докладе Государственного Департамента США по правам человека отмечается, что за последний год в тюрьмах Азербайджана в результате насилия со стороны правоохранителей погибло трое заключенных. Но, говорится в докладе, ни один полицейский или чиновник не был призван к ответу.

В мае прошлого года в Гобустанской тюрьме были найдены повесившимися заключенные Магомед Багиров и Эльчин Алиев. Оба отбывали пожизненный срок. Уголовное расследование по этим фактам не дало результатов.

«В процессе расследования не были выявлены лица, по вине которых эти заключенные могли покончить жизнь самоубийством. Поэтому вскоре уголовное дело закрыли», - сказал IWPR начальник штаба главного управления министерства юстиции Муса Гумбатов.

В августе власти тюрьмы сообщили о самоубийстве еще одного пожизненного заключенного Камандара Асланова. Однако один из узников передал родственникам Асланова, что Камандар на самом деле был забит насмерть надзирателями.

Прокурор Тариель Гурбанов, который вел это дело, рассказал IWPR, что в ходе расследования не было найдено никаких доказательств вины руководства и персонала тюрьмы. «Оказалось, что Камандар Асланов был неуравновешенным человеком, и пожизненный срок стал причиной его отчаяния. Пришлось закрыть дело», - сказал он.

27 сентября в Гобустане произошло новое самоубийство - заключенный Юрий Сафаралиев повесился в тюремной бане.

Родственники Сафаралиева обвиняют в его смерти тогдашнего начальника тюрьмы Садагата Агаева, который, по их словам, недолюбливал Юрия за то, что тот отказывался платить ему «дань».

«Поэтому по приказу Садагата Агаева надзиратели часто избивали его [Сафаралиева] и запирали в изолятор. Не выдержав мучений и издевательств, Юра в январе прошлого года несколько раз вскрывал себе вены. Каждый раз его спасали. Но в последний раз рядом никого не оказалось», - сказала мать Сафаралиева.

Следователь прокуратуры Гарадагского района Вусал Муслимов сказал IWPR, что на теле Сафаралиева не было найдено никаких следов насилия. «Нет никаких сомнений в том, что это самоубийство. Вначале было возбуждено уголовное дело по 125-ой статье (принуждение к самоубийству), но поскольку не были выявлены лица, виновные в самоубийстве Сафаралиева, дело было закрыто», - сказал он.

Случаи таинственных смертей в Гобустанской тюрьме не прекратились и после смены ее руководства. Вскоре после увольнения Агаева при странных обстоятельствах в своей камере погиб пожизненно заключенный Махир Мустафаев.

По информации министерства юстиции, Мустафаев был в камере один, он, неизвестно отчего, потерял сознание, сигарета, которую он курил, упала на него, и в результате он заживо сгорел.

Криминалист Махмуд Гаджиев считает эту версию абсурдной.

«Если бы Мустафаев был жив и просто потерял сознание, он бы очнулся от боли, начав гореть от сигареты», - сказал он IWPR.

Также загадочны обстоятельства смерти 27-летнего Аяза Иманова. По словам исполняющего обязанности начальника Гобустанской тюрьмы Шахкиши Багирова, в день своей смерти 17 февраля заключенный Иманов встречался со своей матерью и двумя сестрами. «У [Иманова] были проблемы с желудком. Он дважды лечился в санчасти. Может быть, это и стало причиной его смерти», - сказал Багиров.

По сообщению прокурора Гарадагского района Тариеля Гурбанова, с которым связался IWPR, в связи с этим инцидентом в настоящее время проводится расследование. «По предварительной версии, заключенный умер от сердечной недостаточности, - сказал он. - В последний день свидания с родными у него были судороги. Точную причину смерти определит судебно-медицинская экспертиза».

Однако мать Иманова утверждает, что он был абсолютно здоров.

В Гобустанской тюрьме случаются и убийства. Так, 5 марта Байрам Рагимов, приговоренный к 15 годам лишения свободы, был убит сокамерниками Исой Алиевым и Тарланом Алиевым. Последним уже предъявлено обвинение в убийстве.

«Сокамерники потребовали, чтобы Рагимов поделился с ними деньгами, которые он получил от родных. Возникший между ними спор закончился тем, что они убили его», - сказал Гурбанов.

«Мы чрезвычайно обеспокоены случаями смертей в местах заключения. Поэтому параллельно расследованиям прокуратуры мы проводим внутренние служебные расследования», - сказал IWPR начальник главного управления министерства юстиции Назим Алекберов.

Однако бывшие узники и правозащитники утверждают, что ситуация в тюрьме в действительности хуже, чем ее пытаются представить, просто заключенные боятся говорить об этом вслух.

«После визита какой-нибудь комиссии сотрудники тюрьмы избивают до полусмерти заключенных, которые пожаловались правозащитным организациям. Поэтому, какими бы невыносимыми не были условия в тюрьме, большинство заключенных не смеют кому-либо жаловаться, предпочитая самоубийство», - сказал бывший заключенный Полад Гаджиев.

«В Гобустане ко мне в камеру посадили одного душевнобольного по имени Бабек. Он почти не спал, все время кричал, бился головой об стену. Мне в конце концов пришлось попросить начальство, чтобы его убрали из моей камеры. Из-за моей жалобы надзиратели стали меня избивать. Это продолжалось в течение нескольких дней. Мне пришлось вскрыть себе вены, чтобы они отстали от меня. К счастью, врачам санчасти удалось меня спасти».

Звучат утверждения о том, что насилию подвергаются узники и других тюрем.

«Моего сына долго мучили в 8-ой колонии, - рассказывала IWPR мать заключенного Идриса Абдуллаева Сехергюль. - Ему пришлось написать своей кровью письмо президенту Ильхаму Алиеву, но ответа он так и не получил».

«Идриса избивали за то, что он не делился передачами из дома с начальством и надзирателями. Наверное, после моих жалоб, его еще больше будут мучить».

«Нарушение закона и плохое обращение с заключенными наблюдается и в других колониях, - сказал член Комитета по общественному контролю над пенитенциарной системой Сахиб Мамедов. - Но случаи самоубийств среди заключенных, убийства узников надзирателями особенно часто происходят в Гобустанской тюрьме».

Психолог Азад Исазаде говорит, что существуют два типа суицида - демонстративный и реальный. «В местах заключения больше наблюдаются суициды демонстративного характера. То есть причиной суицида является не желание смерти. Просто таким образом заключенные выражают протест против ужасных тюремных условий, против насилия, несправедливости и беззакония», - сказал он IWPR.

По его словам, заключенные наносят себе физический вред с целью добиться удовлетворения каких-то своих требований или же попасть в санчасть, где более терпимые условия. Но и эти демонстративные акции часто имеют летальный исход.

Директор Правозащитного центра Азербайджана Эльдар Зейналов считает, что ответственность за подобные происшествия несет начальство тюрем.

«Во-первых, если условия содержания заключенных будут соответствовать человеческим нормам, никто не станет прибегать к самоубийству. Во-вторых, с целью предотвращения попыток суицида заключенным запрещается пользоваться режущими, колющими предметами, шнурами и так далее, а если им все же удается доставать эти вещи, это значит, что руководство и сотрудники тюрем не справляются со своей работой», - сказал Зейналов.

Самир Кязымлы, корреспондент газеты «Гюнделик Азербайджан» (Ежедневный Азербайджан)