Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

АЗЕРБАЙДЖАН: КРЕСТЬЯНСКИЕ МЫТАРСТВА НА «НИЧЕЙНОЙ» ЗЕМЛЕ

Выгоняя свой скот или обрабатывая землю, крестьяне рискуют попасть под обстрел или подорваться на мине.
By Idrik Abbasov
Пастух-подросток резко остановился, услышав сердитый оклик азербайджанского лейтенанта.

«Какой же ты бессовестный! – прокричал офицер. – Сколько можно говорить: не паси своих овец на этом чертовом месте. Тебя застрелят, а отвечать придется мне».

Эту сцену автор наблюдал самолично – во время посещения линии соприкосновения азербайджанских и армянских военных сил в марте нынешнего года. Тот факт, что юный пастух пытался провести свое стадо из 30 баранов через окопы на расположенные на «ничейной» земле пастбища, показывает, в каком отчаянии находятся местные жители: война вроде бы закончилась еще 13 лет назад, а их жизнь так и не наладилась.

Пастух живет в селе Бала Джафарли, которое находится в азербайджанском районе Газах, в 500 километрах от Баку, там, где встречаются границы Азербайджана, Армении и Грузии. В селе насчитывается около 20 домов, и расположено оно прямо на шоссе, некогда соединявшем Газах с армянским районом Иджеван. Сегодня Бала Джафарли с трех сторон окружают армянские войска.

С четвертой стороны к селу примыкает искусственное озеро Давдаг, в котором нет воды – армяне перекрыли канал, посредством которого оно наполнялось. На противоположном берегу озера – в шести километрах от Бала Джафарли – расположился ближайший азербайджанский населенный пункт – село Беюк Джафарли. Чтобы попасть в Бала Джафарли, необходимо иметь специальный пропуск, а единственный ведущий в село узкий коридор открыт только для военных, местных жителей и редких посетителей вроде автора этого материала.

Бала Джафарли и Беюк Джафарли окружены шестью азербайджанскими селами, которые в настоящее время заняты армянскими войсками. От армянских позиций Бала Джафарли и Беюк Джафарли отделены всего несколькими сотнями метров.

Вдоль ограды крайнего дома в Бала Джафарли проходит траншея, вырытая азербайджанскими военными. Та стена дома, которая смотрит на армянские позиции, испещрена следами от пуль. В ужасном состоянии – тоже результат обстрелов – находятся крыша, окна и двери второго этажа. Но, вопреки всему, семья Гасымовых продолжает жить в этом доме.

Беседуя с IWPR, хозяйка дома 46-летняя Тамила Гасымова, которая, как выяснилось, приходится близкой родственницей пытавшемуся пройти в запретную зону пастуху, плакала.

«Армяне все время стреляют, и нам негде пасти скот – наши военные не разрешают нам проходить за траншеи», – сказала она.

Лейтенант, который не захотел назвать своего имени, сказал корреспонденту IWPR, что существуют особые правила поведения на линии фронта, и, согласно этим правилам, нельзя стоять на открытом пространстве напротив позиций противника.

«Сейчас не стреляют, и ты так смело гуляешь тут, а когда начнут стрелять, мышиную нору будешь искать, чтобы спрятаться»,- сказал офицер.

«Если армяне застрелят чабана, или если он подорвется на мине, или – еще хуже – армяне, наблюдая за ним, определят незаминированные участки, приблизятся к нашим позициям и возьмут в плен нашего солдата, моя голова полетит с плеч долой».

В соседнем селе Беюк Джафарли ситуация несколько лучше – его жители имеют в своем распоряжении и сельскохозяйственные угодья, и земли для выгона скота. Но и там опасно, поскольку село находится вблизи армянских позиций.

«Если бы мы не держали скот и не сеяли картошку и лук, умерли бы с голоду, – говорит 65-летний житель села Фирудин Мустафаев. – Лучше умереть от пули, чем с голоду».

«Время от времени армяне стреляют, наши тоже отвечают. Иногда когда мы работаем в поле, пули свистят над нашими головами. И нам часами приходится неподвижно лежать на сырой земле. Когда все затихает, снова начинаем работать».

Соглашение о прекращении огня между Азербайджаном и Арменией было заключено 12 мая 1994 года, однако, по сей день в результате случайных перестрелок в обоих селах гибнут люди. Последней по времени жертвой нарушения режима прекращения огня стала 21-летняя жительница села Бала Джафарли Кенюль Рагимова – работающую в поле, ее застрелил летом 2006 года армянский снайпер.

Вдобавок ко всем проблемам, села испытывают дефицит поливочной воды. Как уже было сказано, армяне перекрыли канал, сообщавшийся с искусственным озером Давдаг. Теперь озеро наполняется только в период таяния снегов в горах, но этой воды хватает только на месяц.

Районные власти неоднократно поднимали эту проблему перед чиновниками центрального правительства. Она обсуждалась и на уровне Минской группы ОБСЕ. (Группа была основана в 1992 году и выступает в роли посредника на переговорах по разрешению армяно-азербайджанского конфликта из-за Нагорного Карабаха. Сопредседателями организации являются Франция, Россия и США).

«Чтобы решить эту проблему, вмешались даже представители Минской группы ОБСЕ. С этой целью они провели осмотр местности. Но тут ничего не поделать. Ведь мы живем в условиях войны с Арменией», – сказал помощник главы местной администрации Газахского района Тахир Мустафаев.

Армения и Азербайджан обвиняют друг друга в нарушении режима прекращения огня. Один выстрел с той или иной стороны, как правило, провоцирует ответный огонь, и в результате – человеческие жертвы. Сотрудник отдела по связям с общественностью министерства обороны Ильгар Вердиев утверждает, что азербайджанские военные никогда не стреляют первыми.

«Но когда противник обстреливает наши позиции, мы отвечаем, и так будет всегда, – сказал он. – Как только наше командование отдаст приказ освободить оккупированные земли, мы первыми откроем огонь и очистим нашу территорию от армянских военных сил».

Но, несмотря на постоянную угрозу жизни, люди продолжают жить в этих селах.

«Когда мы на поле или на пастбище, и армяне начинают стрелять в нашу сторону, а наши начинают им отвечать, тогда крестьянам приходится бросить работу и долго прижиматься к земле, чтобы не попасть под пули», – сказала 60-летняя Вахида Исмаилова.

Идрак Аббасов, корреспондент газеты «Зеркало», Баку. Он также является участником проекта IWPR «Общекавказская журналистская сеть», осуществляемого при поддержке Евросоюза.