Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Азербайджан: кладбищенские истории

Официально все кладбища в столичном Баку переполнены, и для того, чтобы похоронить умершего, родственников вынуждают платить огромные взятки.
By Liya Bayramova

Из ворот городского Нариманского кладбища вышла, понурившись, пожилая женщина, слезы катятся по ее щекам, в голове никак не укладывается мысль о том, что она на сможет достойно похоронить своего мужа.


Похороны обойдутся ей в 300 долларов – как раз столько она зарабатывает за полгода. «Как жить в стране, гда даже человеческое горе превращают в прибыльный бизнес?» - говорит вдова.


Похоронные принадлежности обходятся относительно дешево – гроб, саван и катафалк стоят около 15 долларов, но поскольку мест на азербайджанских кладбищах на всех не хватает, стоимость участка земли в разных случаях разная.


В непосредственной близости от Баку расположены 90 кладбищ, но все они забиты под завязку (стремительно заполняются). Быть похороненным здесь считается престижным, и, несмотря на то, что большинство этих кладбищ официально закрыты для новых захоронений, участок земли на таком кладбище обойдется сотни, а то и тысячи долларов.


Кладбищенское начальство может раздобыть вам местечко, даже когда его нет, правда, может случится, что два, три или большее число покойников в конце концов окажутся в одной могиле. Те, кому не по карману одноместная могила, часто становятся невольными пайщиками в путешествии из этой жизни в будущую, оказавшись бок о бок с малознакомыми или вовсе незнакомыми людьми.


По существующему закону, закрытые кладбища могут быть заново использованы по истечение 25 лет. Считается, что за это срок у покойного не остается близких родственников, так что новые захоронения на месте старых не трамвируют ничьих чувств. Хотя в народе рассказывают о случаях, когда родственники искали своих близких, убитых во время второй мировой войны, они находили могилы, где по официальным данным должен был находиться один человек, но надпись на надгробном камне свидетельствовала о том, что там похоронен другой.


Любой гражданин имеет право быть похороненным за счет государства, однако Джаваншир Тагиев, курирующий бакинские муниципальные кладбища, на образцовом советском бюрократическом языке, не смог дать никакого объяснения ситуации, сложившейся на городских кладбищах.


Когда же его напрямую спросили о том, как может пенсионер, получающий меньше 15 долларов пенсии в месяц заплатить сотни долларов за место на кладбище, Тагиев согласился с тем, что некоторые представители погребального бизнеса спекулируют на человеческой скорби.


Однако покончить с кладбищенской мафией не так-то просто. Корреспонденты IWPR попытались срочно приобрести место на кладбище для якобы усопшего родственника-мусульманина, ведь, согласно исламской традиции, покойник должен быть предан земле в тот же день. Безотлагательность дела взвинтила цены. Журналисты были просто шокированы, когда работники кладбища объяснили, что место может обойтись до 1000 долларов. Учитывая, что в стране уже высказываются предложения о создании частных кладбищ, шокированных прелестями «могильного бизнеса» скоро может стать гораздо больше.


Лия Байрамова и Заур Мамедов – корреспонденты газеты «Зеркало», Баку, Азербайджан