Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Азербайджан: арестованные молодые активисты объявили голодовку

«Мы не просим милосердия», – заявил один из задержанных, которые отрицают обвинения в организации «революции».
By Sevinj Telmanqizi
  • Задержанные активисты NIDA за решеткой в зале суда. (Фото: собственность NIDA)
    Задержанные активисты NIDA за решеткой в зале суда. (Фото: собственность NIDA)
  • Рашадат Ахундов. (Фото: собственность NIDA)


Rashadat Akhundov. (Photo courtesy of NIDA)
    Рашадат Ахундов. (Фото: собственность NIDA) Rashadat Akhundov. (Photo courtesy of NIDA)

В Азербайджане восемь молодых активистов, которые находятся в заключении с марта 2013 года и ждут судебного приговора по возбужденному против них делу, объявили голодовку.

17 апреля в суде завершилось слушание по делу активистов движения NIDA, и прокурор попросил приговорить их к тюремному заключению сроком от шести до восьми лет.

Восемь обвиняемых – Рашадат Ахундов, Рашад Гасанов, Бахтияр Гулиев, Шахин Новрузлу, Мамед Азизов, Заур Гурбанлы, Узеир Мамедли и Илькин Рустамзаде прямо в зале суда объявили голодовку и потребовали, чтобы судья вынеc им оправдательный приговор.

В заключительном заявлении, сделанном от имени всех обвиняемых 1 мая Ахундов сказал: «Последнее слово еще не сказано. Члены NIDA ,которые сидят здесь скоро скажут свое последнее слово. Мы не откажемся от правды будем ли мы в тюрьме или на свободе. Годы, украденные из наших жизней, не будут потеряны понапрасну».

По заявлению обвинителей, во время обысков в доме активистов были найдены наркотики, коктейли Молотова и иностранная валюта в больших количествах. В официальной версии смешиваются обвинения в организации «Facebook революции» с предположениями о том, что члены молодежного крыла NIDA планировали устроить беспорядки, и намеками, что за ними стояли неустановленные иностранные силы.

Все восемь опровергают, выдвинутые против них обвинения.

Они были арестованы после участия NIDA в уличных протестах из-за гибели нескольких призывников, которые получили значительную поддержку среди аполитичных граждан Азербайджана.

В письме, которое адвокат Гасанова вынес 27 апреля, говорилось: «Забастовка, которую мы начали десять дней назад продолжается. Если кто-нибудь – даже члены моей семьи или мои адвокаты скажут, что я должен прекратить голодовку, я им не поверю. Я ее продолжу».

В конце письма Гасанов обратился к азербайджанской молодежи, заявив: «Вы – следующие. Вы больше ничего не сможете сделать, вы не сможете оказать на нас влияние, сказав, что вы нам нужны. Как я всегда говорил – не бойтесь ничего и никого».

28 апреля адвокат Гулиева Асабали Мустафаев заявил, что здоровье его подзащитного подорвано и остальные, хоть и безуспешно, убеждают его начать принимать пищу.

«Остальные тоже хуже себя чувствуют. Мамед Азизов очень слаб, но он намерен идти до конца. Они не хотят проходить медосмотра или лечения», – сказал Мустафаев репортерам.

Представитель пенетрационной службы заявил IWPR, что голодовка не является «официальной» поскольку задержанные не информировали о ней администрацию тюрьмы.

«Ни один из них не явился в администрацию СИЗО с официальным заявлением. Если они сделают заявление, их переведут в отдельную камеру, и они будут находиться под наблюдением врача», – сказал он.

«Для беспокойства о них нет никакой причины. Они нормально питаются в своих камерах, и мы не наблюдаем у них проблем со здоровьем».
Голодовки не новое явление в Азербайджане.

В 2007 году была арестована член оппозиционной Демократической партии Азербайджана Фаина Кунгурова изначально за «подозрительное близкое нахождение» от трассы, по которой проезжал кортеж Ильхама Алиева. Позднее ее арестовали по обвинению в хранении наркотиков. Она отрицала какую-либо причастность к правонарушению, объявила голодовку и через три недели скончалась.

В 2009 году жительница Баку Саяра Гейдарова была приговорена к четырем с половиной годам тюрьмы за хулиганство. Она настаивала на своей невиновности и в течение 58 дней отказывалась от приема пищи, после чего апелляционный суд отменил приговор суда первой инстанции.

Глава оппозиционной партии Мусават Ариф Гаджилы однажды голодал в течение 11 дней, и он рассказал IWPR насколько тяжело отказываться от пищи.

«В тюрьме это в два раза трудней, и объявив там голодовку, они проявляют настоящую самоотверженность – сказал он. – Эти молодые люди мобилизовали азербайджанское общество против беззакония и антидемократического правительства. Проведя компанию против небоевых потерь среди военнослужащих, они дали реальный толчок для демократической борьбы. Власти испугались и придумали ложные обвинения, чтобы арестовать их».

Активисты NIDA не вызывают симпатии у зампредседателя правящей партии Ени Азербайджан Сиявуша Новрузова.

«Правовой процесс пока не завершен. Суд еще не вынес приговора, и никто не знает, какое будет принято решение, – сказал он. – Они сами, члены их семей и определенные политические и общественные деятели используют различные технологии для оказания давления на суд… Если они не согласны с решением суда и думают, что оно несправедливое, они могут воспользоваться свои правом подать апелляцию. Если они не могут получить желаемого от местных судов, они могут обратиться в Европейский суд по правам человека.

Приговор по делу NIDA должен быть вынесен 6 мая.

В своем заключительном слове Ахундов заявил: «Мы не просим милосердия. Азербайджан – огромная тюрьма и мы все заключенные. Как один раб может помочь другому?».

Севиндж Телмангызы, сотрудник газеты Ени Мусават в Азербайджае.

As coronavirus sweeps the globe, IWPR’s network of local reporters, activists and analysts are examining the economic, social and political impact of this era-defining pandemic.

VIEW FOCUS PAGE >