Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

АЗЕРБАЙДЖАНСКИЕ ТЕАТРЫ: ЗАНАВЕС ОПУСТИЛСЯ?

Звучат сомнения по поводу нового закона, призванного вернуть к жизни захиревшие театры.
By
. Среди зрителей преобладали представители интеллигенции, традиционно являющиеся самыми лояльными из столичных театралов. Были тут и молодые люди, которые пришли сюда для разнообразия - вместо того, чтобы, как обычно, гулять по улицам города.



Запасшись чипсами, колой и конфетами, они, похрустывая, смотрели «Чайку» Чехова – постановку, наверно, еще советских времен. После распада СССР для театра, как и для других видов искусства, в Азербайджане настали трудные времена. Нехватка финансов не позволяла театрам платить актерам высокие гонорары, создавать новые костюмы и декорации и проводить ремонт в своих обветшавших зданиях.



Любитель театра 36-летняя Наиля Аскерова говорит: "За последние лет десять зрители практически потеряли уважение к театру. Если раньше поход в театр был почти священнодействием, люди приходили сюда, чтобы пообщаться, подбирали нарядную одежду, это считалось своеобразным выходом в свет и так далее, то теперь отношение к этому стало гораздо более будничным. Теперь сюда запросто можно явиться в джинсах и вести себя разнузданно».



«Конечно, кто станет надевать нарядную одежду, если во время спектакля с потолка сыплется штукатурка», - вторит ей другая зрительница Нушаба Фейзуллаева.



Русская драма - несмотря на неприглядный внешний вид здания, в котором она расположилась - является, наверное, наиболее посещаемым театром в Баку, и его еженедельные детские спектакли по воскресеньям пользуются большой популярностью у мам и детей. Гораздо хуже обстоят дела с посещаемостью у других театров. Так, билеты в Государственный академический драматический театр часто в принудительном порядке реализуются среди студентов вузов или служащих государственных учреждений.



На сегодняшний день в Азербайджане действуют около 30 театров, большинство которых находятся в столице. Сюда же перебрались и так называемые театры-беженцы: агдамский, шушинский и ереванский.



Первый театр в Азербайджане был открыт 133 года назад, а история

азербайджанского профессионального музыкального театра уходит истоками в 1908 год, когда в Баку была поставлена опера Узеира Гаджибекова "Лейли и Меджнун", которую называют «первой оперой на всем мусульманском Востоке».



Сегодня все театры в Азербайджане существуют за счет государственного бюджета, и все они остро нуждаются в ремонте. Зданиям, в которых они располагаются, уже как минимум по 20 лет – достаточный срок для того, чтобы лепнина обсыпалась, бархатная обивка – обтерлась, а фасады – потемнели.



В чрезвычайно стесненных обстоятельствах находятся и сами актеры. Александру Воинову 25 лет. Он переводчик, а в свободное от основной работы время пробует себя в эпизодических ролях и массовых сценах в одном из столичных театров. Александр мечтает о карьере актера, но его останавливает то, что в этой сфере очень низкая зарплата - всего около 30 долларов в месяц.



«На эти деньги не проживешь, - говорит Воинов, - я же вижу, как трудно приходится актерам нашего театра. Большинство из них вынуждены искать пути дополнительного заработка, даже заслуженные актеры, не говоря уже о молодежи».



В настоящее время на рассмотрении в парламенте находится новый закон, который, как предполагается, должен помочь вывести театры из состояния кризиса, но уже сейчас отношение к нему является противоречивым.



Идея принятия специального закона о театре возникла в январе этого года, когда в Азербайджане было создано министерство культуры и туризма во главе с бывшим министром спорта и туризма Абульфасом Гараевым. Новый министр пообещал, что в нескольких ведущих столичных театрах будут проведены ремонтные работы за счет государственных средств.



На сегодняшний день в Азербайджане не существует ни одного частного театра. Те частные театральные студии, которые образовывались в Баку на закате СССР, со временем стали государственными, поскольку этот статус позволял им рассчитывать на получение субсидий из госбюджета.



Однако с принятием нового закона ситуация может измениться. «В нашей стране слишком много государственных театров, - сетует один из авторов проекта закона о театре, председатель парламентской комиссии по культуре Низами Джафаров. - Возможно даже, что в будущем их количество несколько сократится».



В законе будет прописана структура штата театра, театрам будет разрешено вести самостоятельную экономическую деятельность, привлекать спонсоров и меценатов.



По мнению Джафарова, театры должны обеспечить себе собственные источники дохода, тогда как государство будет финансировать лишь те постановки, которые несут в себе идеологическую нагрузку.



«Спектакли должны отвечать интересам государства, - сказал он. - К примеру, в них надо затрагивать вопросы, связанные с политикой государства, его отношением с другими странами и народами, социальные и экономические проблемы и так далее. Такие пьесы должны ставиться на сцене государственных театров хотя бы 1-2 раза в год».



При этом Джафаров подчеркнул, что это ни в коем случае не означает возвращения к цензуре. Однако уже звучат критические мнения на этот счет. Известный театральный актер, народный артист Азербайджана Фуад Поладов считает, что в проекте закона имеется много положительных моментов, «но с чем я решительно не согласен, так это с тем, чтобы государство и законодательство вмешивалось в творческий процесс. Никто не в праве указывать театру, какие пьесы ему ставить. Это неправильно и отрицательно скажется на работе театра".



Директор Русского драматического театра Марат Ибрагимов обеспокоен теми положениями нового закона, в которых говорится о необходимости перехода театров к экономической самостоятельности. Он считает, что на сегодняшний день ситуация в Азербайджане не способствует тому, чтобы театры могли обеспечивать себя собственными силами.



С ним соглашается известная правозащитница и любительница театра Арзу Абдуллаева.



«У нас в стране пока нет свободной экономики, и нет свободы личности, - сказала она. – В таких условиях еще рано отпускать театры в свободное плавание. Тут же станут ставиться спектакли «на заказ», как сейчас в наших газетах даются статьи «на заказ». Пока государство должно продолжать опекать театры и обязано увеличить им дотации».



Скептицизм по поводу необходимости принятия подобного закона разделяет политолог Хикмет Гаджизаде, который является сторонником оппозиционной партии Мусават.



«В принципе, государство, конечно же, должно иметь политику в отношении искусства, - сказал он. - Но вряд ли это должен быть закон. Гораздо больше подойдет программа. Но при этом необходимо учесть, что любая программа должна пройти широкое общественное обсуждение».



По мнению Гаджизаде, беда азербайджанских театров не в отсутствии денег, а в бедности репертуара.



«В нашей сцене слишком много классики, - сказал он. - Нельзя бесконечно ставить одних и тех же Шекспира, Чехова и Джалила Мамедкулизаде. Зрителю это рано или поздно наскучит, и он попросту перестанет ходить в театр. Что, собственно, и происходит. Спектакли должны перекликаться с современностью, отвечать духу времени, в них должны быть отражены актуальные проблемы. Только так можно заинтересовать публику».



Искусствоведа Джахангира Селимханова одолевают сомнения иного рода – он опасается, что закон просто будет игнорироваться. «Ярким примером этого может служить закон о музеях, который существует уже несколько лет, но с которым практически никто не считается. Боюсь, что с новым законом о театрах может произойти то же самое», - сказал он.



Нигяр Мусаева, независимый журналист, Баку