Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

АЗЕРБАЙДЖАНСКИЕ РЫБАКИ ИГНОРИРУЮТ ЗАПРЕТ НА ЛОВЛЮ ОСЕТРА

Незаконный вылов и продажа осетра продолжается, чему способствует отношение к проблеме со стороны властей, не проявляющих особого рвения в борьбе с браконьерами.
By
, ведущей на юг Азербайджана. Каждый из них держал в руках по огромной рыбе длиной примерно в 70-80 сантиметров.



«Штука за 10 «ширванов [немного более 20 долларов]!» - кричали продавцы.

Они утверждали, что каждая рыбина весила около 3-3,5 килограммов и были готовы существенно уступить в цене.



Это происходило 15 июня в поселке Гумбаши Лянкаранского района, расположенном на берегу Каспийского моря в 320 километрах к югу от Баку



Видимо, не соблюдается в Азербайджане запрет на ловлю осетровых, наложенный правительством после того, как ранее в этом году Секретариат Конвенции по международной торговле видами фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения (СИТЕС), отказал четырем прикаспийским странам на постсоветском пространстве, в том числе Азербайджану, в праве на экспорт осетровых рыб и икры.



Свое решение Секретариат аргументирует тем, что это необходимо для защиты Каспийского моря от загрязнения, для увеличения численности стада осетровых, а также борьбы с браконьерством.



«Незаконная торговля икрой не только наносит ущерб популяции осетровых рыб, но и подрывает легальную торговлю, а также усилия СИТЕС, направленные на то, чтобы сделать эту торговлю устойчивой», - сказал высокопоставленный сотрудник департамента Еврокомиссии по окружающей среде Хьюго-Мария Сколли.



По данным СИТЕС, ежегодный мировой объем торговли икрой составляет около 300-450 миллионов евро. Однако, говорят в организации, с учетом объемов незаконной торговли и огромного количества икры, продаваемой на черных рынках, реальные показатели скорее всего гораздо выше.



Азербайджанские продавцы в Гумбаши, которые не захотели назвать свои имена, признались, что рыбу они купили у браконьеров. Хотя они отказались сказать нам, где мы могли встретиться с браконьерами, найти последних оказалось несложно. Прогуливаясь по каспийскому побережью Лянкарани, можно увидеть за починкой сетей или лодок целые семьи рыбаков.



Приняв меня за богатого покупателя из Баку, Мярдан предложил мне осетра по цене менее чем 4 доллара. Другие осетровые у него стоили немного меньше. Однако черной икры на продажу у него не оказалось.



«Мы ловим мелкую рыбу. А икру дает крупная рыба. Чтобы поймать такую рыбу, надо заплыть далеко. А наши лодки маленькие, они не могут преодолеть такие большие расстояния», - сказал Алимардан.



Узнав, что я не покупатель, а журналист, он сказал, что рыба, которую он только что мне предлагал, вообще-то принадлежит другому человеку, но имя его он не назовет. Он отказался говорить с нами, признав только, что у него нет лицензии также и на лов другой рыбы.



За какие-то минуты среди рыбаков распространился слух о том, что из «Баку приехала проверка», и они отказались общаться с нами.



Нечто похожее произошло и прибрежном поселке Нардаран, что расположен в 35 километрах от Баку. Однако нардаранцы оказались более смелыми, чем жители Лянкарани.



Алимаммед в основном ловит сазан и кутум, но иногда, по его собственному признанию, ему достается и осетр. «Часто выходя в море, мы возвращаемся с пустыми руками. В море не осталось рыбы, и никогда не знаешь, попадает осетр в твои сети или нет. Это как лотерея», - сказал он.



Алимаммед не считает необходимым испрашивать у кого-либо разрешения на лов, ведь, по его словам, море не принадлежит никому. Благодаря морю кормились его отец, дедушка, и Алимаммед намерен продолжать эту традицию.



Многие простые люди считают, что браконьеры дают взятки чиновникам, однако никто из рыбаков это не подтвердил. «Мы не из тех, кто дает взятки, мы - мужчины. И живем как мужчины. Кто что может у меня требовать? Они уже забрали нашу нефть, так что нам приходится обеспечивать себя оставшейся в море рыбой», - сказал Алимамед.



Последствием введения запрета стало исчезновение осетра с рынков Баку. «Сейчас найти осетрину сложно, к тому же полиция этому препятствует», - сказал продавец рынка Тезе Базар Сабир Шыхалиев.



При этом он, как выяснилось, был в курсе цен на рыбу и черную икру.



По его словам, самая дешевая осетрина в Лянкарани и некоторых регионах, где оптом она продается по пять, а розницей по семь долларов за килограмм, черная икра оптом стоит 230, а розницей 250 долларов. В Баку, сказал он, цены на 20-50 процентов выше.



Несмотря на запрет, вылов осетра и продажа черной икры продолжается по всех прикаспийских поселках.



«Мы проводим серьезную борьбу с браконьерством. Если не мы, вся рыба в море будет уничтожена за пару дней», - сказал сотрудник управления полиции на водном транспорте при МВД майор Гулиев.



При этом в министерстве затруднились предоставить точные данные относительно числа задержанных на сегодняшний день браконьеров. По словам представителей МВД, доклад на этот счет пока не готов.



Руководитель отдела регулирования использования биоресурсов Гяхраман Захидли считает необоснованным решение СИТЕС о запрете экспорта из Азербайджана осетровых и икры.



Он утверждает, что азербайджанская часть Каспия не загрязняется, поскольку добыча нефти осуществляется с помощью новейших технологий. Государство, по его словам, ведет серьезную борьбу с браконьерством и реально заботится об увеличении поголовья осетровых. Так, сказал он, активная работа в этом направлении ведется на заводах по разведению рыбы в Лянкарани, Нефтчале, Алибайрамлах.



Менее радужную картину нарисовал директор Национального центра экологических прогнозов Азербайджана Тельман Зейналов, по мнению которого запрет СИТЕС и последующие санкции правительства вполне оправданны.



«Только в Иране закон уважается всеми. Поэтому и с природой там государство и люди обращаются по-цивилизованному. Там почти нет браконьеров, в море не течет грязная вода и всякие химикаты. А в других прикаспийских государствах этих правил не соблюдает никто».



По словам Зейналова, браконьерство вкупе с загрязнением Каспия, которое происходит в результате процессов добычи нефти и газа, а также слива в море производственных отходов с промышленных предприятий, таких как Сумгаитский хлорный завод, ставят под угрозу выживание осетровых.



«Сейчас степень загрязнения Каспия в 10-15 раз превышает норму, - сказал он. - И эти химикаты уничтожают не только осетровые виды, но и другую рыбу. Например, осетр кормится килькой, которой на сегодняшний день в море практический не осталось - она погибла».



Идрак Абассов, корреспондент газеты «Айна» («Зеркало»), Баку