Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

АЗЕРБАЙДЖАНСКИЕ БЕЖЕНЦЫ ПРОТИВ ПЕРЕСЕЛЕНИЯ

Правительство предлагает беженцам из Карабаха новые дома, однако, по мнению самих беженцев, такое переселение скорее потеря, чем приобретение.
By Shahla Abusattar
Проживающие в Баку азербайджанские беженцы говорят, что, закрывая их лагеря и переселяя их за пределы столицы, власти лишают их работы и обрекают на то, чтобы они, уже однажды пережившие потерю крова над головой, начинали жизнь заново.

Беженцы были вынуждены покинуть свои дома, когда во время войны 1992-94 годов контроль над Нагорным Карабахом и смежными с ним территориями захватили армянские войска. С тех пор, как закончилась вооруженная фаза конфликта, они научились обходиться без посторонней помощи и живут там, где придется.

Но теперь правительство Азербайджана объявило, что беженцам пора переселяться из заменивших им дом палаточных и вагонных лагерей, общежитий и гостиниц. Протесты людей, заявляющих, что там они построили свою новую жизнь, во внимание не принимаются.

О том, чтобы они возвратились в свои прежние дома, не может быть и речи, поскольку территория по-прежнему находится под армянским контролем. Прогресс в урегулировании конфликта остается незначительным, несмотря на упорные попытки международного сообщества решить, позволить ли непризнанной республике Нагорный Карабах стать полноценным государством или вернуть ее под контроль Азербайджана, чья юрисдикция над территорией по сей день признается на международном уровне.

«Если нас решат переселить из этого общежития, я лучше сниму квартиру в Баку, чем перееду в провинцию, – сказала беженка из расположенного рядом с Карабахом Физулинского района Гюллю Гулиева. Часть этого района со времен войны остается под контролем армянской стороны.

Глава комитета по делам беженцев и вынужденных переселенцев Али Гасанов ранее заявил, что все временные поселения будут демонтированы до 2006 года, однако, уложиться в срок не удалось.

Теперь власти обещают, что все вынужденно перемещенные лица получат дома в провинции, однако, сами беженцы к этому предложению относятся с подозрением.

«Здесь я работаю, и за эти годы смогла создать для себя хоть какие-то условия, – сказала Гулиева. – Среди моих родственников есть те, которые уже поселились в этих новых городках. Они говорят, что там нет никаких условий для жизни. Им не разрешают держать скот, нет работы. Как же тогда там жить?!»

Предметом особых тревог беженцев является указ, изданный еще президентом Гейдаром Алиевым, ныне покойным, о том, что беженцы должны считаться законными владельцами занятого ими недвижимого имущества. Этот указ стал причиной многих тяжб.

«Принимая во внимание ужасное положение, в котором оказались вынужденные переселенцы, Гейдар Алиев отдал приказ о том, чтобы занимаемая ими недвижимость перешла в их законное владение», – объяснил член парламента Хады Реджебли.

Этот указ играет на руку таким беженцам, как Севда Мусаева, которая вместе со своей семьей занимает три комнаты в одном санатории недалеко от Баку. Оказавшись перед необходимостью выехать оттуда, она, согласно указу, будет иметь полное право требовать соответствующей компенсации за усилия, потраченные ею на обустройство этих комнат.

Сложнее будет разобраться с теми, кто живет в частных домах.
Жители Баку говорят, что некоторые вынужденные переселенцы, вселившись в квартиры позднее предусмотренного президентским указом срока и, соответственно, не имея законных прав на свое там пребывание, тем не менее отказываются вернуть их прежним владельцам.

Хатира Азизова, например, жалуется, что ей никак не удается выселить из принадлежащей ей квартиры беженцев, которые незаконно проживают там с 1993 года, в то время как она сама вынуждена жить у матери или на съемных квартирах.

«Мой муж стал инвалидом, участвуя в ликвидации последствий чернобыльской аварии [1986 года]. Поэтому ему вне очереди дали квартиру, – сказала она. – В 1993 году нашу квартиру захватили беженцы из Агдама. Нам пришлось обратиться в суд, который, принимая во внимание инвалидность мужа и врожденную болезнь наших детей, дважды вынес решение в нашу пользу».

«Более того, семье беженцев была предоставлено другое жилье. Но они до сих пор отказываются освободить нашу квартиру, ссылаясь при этом на указ Гейдара Алиева».

По словам Азизовой, она неоднократно обращалась за помощью к главе комитета по беженцам и ВПЛ Гасанову и другим чиновникам, однако, безрезультатно.

«Я понимаю тяжелую ситуацию, в которой оказались вынужденные переселенцы, но никто не понимает еще более ужасных обстоятельств, в которых пребывает моя семья», – сказала она.

Оспаривая свои права на ныне занимаемое им жилье, многие беженцы заявляют, что не сдвинутся с места, пока им не будут предоставлены дома, равноценные тем, в которых они жили до войны. Те, кто сегодня живут в палаточных лагерях, утверждают, что новые городки, построенные для них за пределами Баку, едва ли более обустроены, чем поселения, которые им придется покинуть.

«Государство обязано обеспечить нормальные условия проживания для своих граждан, которые были вынуждены покинуть свой кров, – сказала Химаят Ризвангызы, руководящая организацией «Химаядар», которая занимается мониторингом связанных с беженцами вопросов. – К сожалению, несмотря на то, что выделяются большие средства, условия в новых городках для беженцев и вынужденных переселенцев мало отличаются от условий в палаточных городках. Проводимые нами мониторинги показывают, что там их права на образование, трудоустройство, получение медицинских услуг и другие социальные права не обеспечиваются.

И что самое главное, добавила она, у людей, которых должны поселить вблизи контролируемой армянской стороной территории, не будет никаких гарантий безопасности.

Вынужденная переселенка из Физули Лала Исмаилова говорит, что не переедет туда, где существует опасность вспышки конфликта.

«В новых городках проблемы с транспортом, дорогами, водой, газом, светом, телефонными линиями и так далее. Если государство не в состоянии создать для нас нормальные условия для жизни, пусть тогда не мешают нам жить так, как мы сами можем себе позволить. Я не собираюсь рисковать жизнью своих детей, переезжая на линию фронта», – сказала она.

Эксперт по международному праву Аловсат Аллахвердиев согласен с мнением о том, что нельзя заставлять вынужденных переселенцев переезжать в опасные районы, прилегающие к линии фронта. «Переселение их... до полного выяснения отношений между сторонами будет грубым нарушением прав человека», – сказал он.

Некоторые беженцы говорят, что хотят одного – чтобы власти оставили их в покое.

«Мне надоело все время переезжать, – сказал Гюллю Алиева. – У меня одна жизнь, и я имею право прожить ее как человек».

«Уже 15 лет мы сами о себе заботимся... Так пусть нам дадут возможность пытаться жить по-человечески».

Шахла Абусаттар, член Сети журналистов-исследователей