Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

АДЖАРИЯ: КУДА ИДУТ ДЕНЬГИ?

В Аджарии растет недовольство новым тбилисским руководством. Нагнетанию этих настроений способствует молчание официоза по поводу того, как используются деньги, изымаемые в результате арестов коррумпированных бывших чиновников.
By Eter Turadze

Тюрьма номер 3 в Аджарии рассчитана на 250 человек, но сейчас там содержится 341 заключенный. В основном, это представители прежних властей, оказавшиеся здесь по обвинению в сокрытии налогов или расхищении государственных средств.


Все заключенные в беседе с корреспондентом IWPR просили помочь в одном – чтобы было достаточно воздуха. Но начальник тюрьмы Давид Гогмачадзе их просьбы не слышит.


«Даже если приведут в два раза больше заключенных, я сложу их как салфетки и все равно посажу. Что поделаешь, в Грузии все тюрьмы перегружены», - ответил Гогмачадзе на переданную корреспондентом IWPR просьбу.


Судьба бывших чиновников сегодня мало интересует общество, которое часто считает, что им досталось поделом. Но все больший интерес проявляется к судьбе десятков сотен долларов, которые изымаются у них в качестве компенсации и вместо перечисления в государственный бюджет в обстановке секретности аккумулируются в специально созданном Фонде развития Аджарии.


Борьба с коррупцией стала первой долгосрочной кампанией, которую новый лидер Грузии Михаил Саакашвили начал буквально в первые дни после победы год назад «революции роз». Тогда в отставку ушел не только Эдуард Шеварднадзе, руководивший страной с небольшим перерывом с середины 70-х годов прошлого века, но и вся его политическая и хозяйственная элита.


К 4 января 2004 года, когда прошли внеочередные выборы и Саакашвили стал президентом страны, уже десятки бывших чиновников высокого ранга и крупных бизнесменов, обвиненных в многолетнем утаивании средств от госбюджета, находились в следственных кабинетах и тюрьмах по всей стране.


Впоследствии многие из арестованных, перечислив госбюджету предъявленную в виде обвинения сумму, оказывались на свободе.


Созданный в мае этого года для получения подобных сумм Фонд развития Аджарии с самого начала привлек внимание неправительственных организаций. Но единственное, что им удалось узнать на этот момент о деятельности – это то, что его учредителями являются правительство Аджарии и первое лицо автономной республики Леван Варшаломидзе.


С просьбой предоставить информацию о доходах и расходах Фонда к его руководству и лично Варшаломидзе не раз обращалась местная «Газета Батумелеби». В официальном ответе, полученном редакцией, лишь подтверждено существование Фонда.


Чиновник из правительства, не захотевший назвать своего имени, сообщил IWPR, что все входящие в Фонд средства напрямую идут в центр. «Вы должны понимать, что Леван [Варшоломидзе] открыто об этом говорить не может», - сказал он.


«Газета Батумелеби» в настоящее время оспаривает в суде свое право на получение информации о том, какие суммы поступают в Фонд и что с ними происходит потом.


«Если в этом фонде числятся причитающиеся бюджету средства, это уголовное преступление, - сказал IWPR сотрудник батумского филиала Ассоциации молодых юристов Грузии Каха Палавандишвили. - Если мы сумеем документально подтвердить подозрения общественности, внесем иск в Генеральную прокуратуру».


Штрафниками стали не только бывшие высокопоставленные чиновники. Целой группе рядовых сотрудников таможенного терминала в Сарпи (граница с Турцией), которые за взятку пропустили через границу без надлежащего оформления партию пальм, освобождение обошлось до 10 тысяч долларов.


«Зачем только надо было надевать на нас наручники. Пусть скажут, что стране это нужно, мы и так заплатим, - сказал IWPR один из таможенников. – Правда, собирать эту сумму пришлось по друзьям и родственникам, таможенники совсем даже не утопают в роскоши, как это думают во власти».


Президент Саакашвили оправдывает практику освобождения обвиняемых в коррупции чиновников после выплаты соответствующих "компенсационных" сумм. "Лучше, чтобы коррумпированные чиновники и мафиози были на свободе, но не имели денег, чем оставались в тюрьме, но при деньгах и с мобильным телефоном", - сказал он журналистам.


По его словам, изъятые у этих людей огромные суммы значительно пополнили оскудевшую государственную казну. Например, бывший руководитель железной дороги выплатил более восьми миллионов долларов – сумма, достаточная для проведения ремонта на пяти крупных железнодорожных станциях. Бывший глава дорожного департамента перечислил в госбюджет около 3,6 миллиона долларов, тогда как зять Шеварднадзе, бизнесмен Гия Джохтаберидзе в счет покрытия своих "долгов" предоставил по меньшей мере 26 миллионов долларов, что, как сказал президент, "хватает для выплаты двухмесячной задолженности по пенсиям".


Тем временем в обществе активно циркулируют слухи о том, что миллионы «сдаваемых» долларов оседают в карманах новой власти.


Многие аджарские неправительственные организации говорят о том, что не говорить открыто о проблемах автономии становится такой же нормой новых властей, как это было в предшествующий десятилетний период управления Аслана Абашидзе, изгнанного с поста лидера республики в мае этого года и ныне проживающего в Москве.


«Никто из них [властных структур] не говорит открыто ни о катастрофически сокращенном бюджете, ни о лишении республики реальной автономии», - говорит руководитель батумского филиала партии «Промышленников» Паата Мгеладзе.


Кроме того, по словам Мгеладзе, не выполняется решение президента об увеличении зарплаты – в рамках мер по преодолению коррупции - сотрудникам аджарской патрульной полиции.


Сотрудники кобулетского патруля, которые предпочли остаться инкогнито, опасаясь лишиться работы, сказали IWPR, что вместо обещанных 400 лари в последние четыре месяца им платили только по 40 лари.


«Нам сказали, что 400 лари – это зарплата только в Тбилиси, - разводит руками молодой полицейский. - В Батуми она сокращена до двухсот, в Кобулети еще меньше, но и эти деньги не выдают. Каждый из нас недополучил 1000-1200 лари».


Полицейские были уверены, что президент не знает о такой несправедливости.


Но Эмзар Паксадзе, который преподает в Хулойском районе родной язык и литературу, заявляя, что считает себя обманутым, обвиняет именно Саакашвили. «Президент говорил, что любит аджарцев. Но почему-то все первые лица, например, в силовых структурах республики – тбилисцы. У многих из нас осталось впечатление, что президент прислал карательные отряды. Такое недоверие к аджарцам не проявляли даже коммунисты», - говорит Паксадзе.


Враждебность по отношению к "пришлым" руководителям правоохранительных органов особенно обострилась после того, как в Батуми полицией была разогнана уличная акция в знак протеста против ареста глав администраций Хулойского и Шуахевского районов Нодара Карцивадзе и Отара Цецхладзе, имеющих хорошую репутацию в Аджарии.


Общественность посчитала предосудительными действия Георгия Папуашвили, назначенного из Тбилиси начальником главного управления внутренних дел автономной республики.


«Папуашвили применил методы Аслана Абашидзе - перекрыл людям въезд в город. А люди в масках пытались разбить камеры, напав на журналистов, которые стояли у здания суда, - говорит журналистка телекомпании «Рустави-2» Нестан Цецхладзе. - Такого не происходило и во времена Абашидзе».


Впоследствии Папуашвили был приглашен Верховным советом Аджарии (аналог местного парламента) выступить с объяснениями по поводу случившегося. Приглашение было проигнорировано без объяснений.


Этот инцидент выявил глубину общественного недовольства, ставшего ответной реакцией на усилия тбилисского руководства по насаждению в этом некогда предоставленном самому себе регионе своей воли. Аджарские СМИ называют этот процесс «переделом сфер влияния».


Коренному перелому подверглись и государственные средства массовой информации – власти затеяли реформу в СМИ, абсолютное большинство которых являлись выразителями курса Абашидзе.


В начале ноября с аджарского телевидения, радио и из газеты «Ачара» без предварительной аттестации были уволены 120 сотрудников, в том числе журналистов.


Перемены не оправдали надежд некоторых журналистов, ожидавших наступления новой эры свободы.


«Телевидение сумело только два месяца поработать как положено, - говорит уволенная с аджарского телевидения Анано Сирабидзе. – А сейчас началась реабилитация «придворной журналистики», хорошо памятной нам по совсем недавним временам».


«Руководство вначале пыталось мешать мне выводить в эфир комментарии неправительственных и политических организаций, настроенных оппозиционно к правительству Аджарии, а теперь просто уволило. Заместитель председателя Авто Гадахабадзе заявил, что раз я выступаю против решения президента, я выступаю против народа».


Гадабахадзе, в свою очередь, утверждает, что освобождение с работы журналистов произошло по профессиональному признаку. «Мы фактически создаем новое телевидение и это происходит по инициативе президента и руководства Аджарии», - заявил он IWPR.


Этери Турадзе, редактор газеты «Газета Батумелеби», Аджария, Грузия