Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

АДВОКАТЫ ТАШКЕНТА ВЫСТУПАЮТ ЗА НЕЗАВИСИМУЮ АДВОКАТУРУ

Ташкентские адвокаты выступают против проекта нового закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», так как, по их мнению, он усилит контроль государства над адвокатурой.
By Bobomurod Abdullaev

Столичные адвокаты возмущены новым законопроектом, который грозит превратить юриспруденцию в придаток государственной машины.


В разработанном ею законопроекте Республиканская ассоциация адвокатов (РАА) предлагает передать Министерству юстиции всю полноту полномочий по выдаче лицензий на адвокатскую деятельность и принятию дисциплинарных мер в отношении адвокатов. До сих пор Минюст решал эти вопросы совместно с РАА.


Объясняя свою позицию, РАА ссылается на опыт Великобритании, где выдачей лицензий занимается лорд-канцлер - представитель исполнительной власти.


Председатель Ташкентского отделения РАА Гульнора Ишанханова считает, что предложенный ассоциацией законопроект делает адвокатуру в Узбекистане полностью государственным институтом - придатком исполнительной власти.


«Все вопросы, связанные с деятельностью адвокатов, должны решаться адвокатурой, а не Министерством юстиции, которое является органом исполнительной власти. Адвокатура - неотъемлемая часть судебной власти, которая ни в коем случае не должна быть зависима от исполнительной», - объясняет Ишанханова.


Что касается опыта Великобритании, Ишанханова отмечает, что в суде Великобритании выясняется, чье право нарушено в результате того или иного действия. На суде обе стороны представляют адвокаты, одного из которых нанимает государство. Иначе говоря, в британском суде превалирует функция установления истины.


Судебная система Узбекистана сохранила все основные качества, присущие бывшей советской судебной системе, где интересы государства ставились выше интересов личности. На суде со стороны государства выступает представитель исполнительной власти - прокурор, выдвигающий обвинение в адрес физического или юридического лица.


«Если институт адвокатуры будет полностью подчиняться государству, получится, что государство само будет и обвинять, и защищать», - отмечает Ишанханова.


«В такой ситуации очень сомнительно, что государство станет защищать людей вопреки своим интересам. Адвокатуру в Узбекистане и так трудно назвать независимой».


По мнению ташкентского адвоката Ольги Зимаревой, существующее законодательство об адвокатуре изобилует противоречиями. Так, статья 1 принятого в 1996 году закона «Об адвокатуре» гласит, что адвокатура – это добровольное, независимое от профсоюзов объединение лиц, занимающихся адвокатской деятельностью.


«Ныне действующие законы об адвокатуре не предусматривают ответственности работников государственных структур за нарушение права обвиняемого на юридическую защиту», - продолжает Зимарева.


Поэтому адвокаты Узбекистана сегодня находятся в зависимом положении от исполнительной власти, в частности - от следственных органов. Например, чтобы попасть к подследственному, адвокат должен получить разрешение следственных органов, хотя в законодательстве это не предусмотрено, а следственные органы не допускают их к подследственным.


«Суды почти во всех случаях, особенно в делах, связанных с политическими и религиозными мотивами, при вынесении приговора опираются на первоначальные протокольные показания обвиняемого, данные во время следствия в отсутствие адвоката. Не секрет, что эти показания следственные органы Узбекистана получают, в основном, путем пыток», - говорит Зимарева.


По ее словам, в этих условиях адвокаты не способны защищать права других людей. «Получается, что адвокат, не имеющий никаких прав, не может защитить и права своих клиентов», - говорит Зимарева.


Как результат, в Узбекистане до сих пор грубо попираются права человека, и попираются самим государством. Не удивительно, что международная общественность и правозащитные организации считают Узбекистан авторитарной страной, где права имеет одно государство.


Ташкентские адвокаты считают, что для успешного реформирования адвокатуры в Узбекистане необходимо усовершенствовать законодательную базу в соответствии с нормами международного права и практикой развитых демократических стран.


О том, что адвокатура в Узбекистане должна стать подлинно независимым институтом гражданского общества, с высоких трибун говорил сам президент Узбекистана Ислам Каримов. И для этого имеется конституционная база – в соответствии с гл. XXII основного закона страны, адвокатура является правовым институтом не государства, а гражданского общества.


Кроме того, в законопроекте имеются положения, позволяющие имеющим пятилетний стаж работы в качестве юриста работникам правоохранительных органов, в том числе и уволенным по компрометирующим обстоятельствам, получить лицензию на адвокатскую деятельность без сдачи квалификационных экзаменов.


Заместитель председателя оргкомитета по проведению съезда ассоциации Абдусалом Юлдашев считает, что в предоставлении льгот бывшим работникам правоохранительных органов нет ничего предосудительного.


«По-моему, те, кто выступает против этого предложения, смотрят на проблему, исходя из стереотипов. Мы не должны предвзято относиться к провинившимся, в том числе и работникам правоохранительных органов и госучреждений, как это было во времена бывшего СССР. В соответствии с международными конвенциями по правам человека, понесшие наказание имеют равные права с другими людьми», - говорит Юлдашев.


Ташкентские адвокаты согласны с тем, что все должны иметь равные права. Именно поэтому они и предлагают, чтобы бывшие работники правоохранительных органов, как все, сдавали квалификационные экзамены для получения лицензий на адвокатскую деятельность.


По мнению эксперта по правовым вопросам одной из международных организаций, который не пожелал назваться, удивление вызывает тот факт, что именно РАА является автором законопроекта, отвергнутого многими из ее членов.


«Мне не понятна позиция Ассоциации адвокатов Узбекистана, которая стремиться усилить контроль Министерства юстиции над адвокатурой в то время, как большинство адвокатов республики желает работать независимо от исполнительной власти», - сказал эксперт.


Принятие окончательного варианта законопроекта намечено на ноябрь-декабрь нынешнего года. И тогда станет ясно, какой быть адвокатуре Узбекистана - подлинно независимой или еще более зависимой от государства.


Бобомурод Абдуллаев – корреспондент IWPR в Узбекистане