Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Абхазская железная дорога может открыть жизненно важные торговые пути

Несмотря на очевидные выгоды, открытие маршрута будет чревато проблемами.
By Anaid Gogoryan, Nino Gerzmava, Tigran Hovhannisyan
  • По железной дороге из Армении грузы и пассажиры могут доехать только до грузинских портов. (Фото: Назик Арменакян)
    По железной дороге из Армении грузы и пассажиры могут доехать только до грузинских портов. (Фото: Назик Арменакян)
  • Поезда из Абхазии едут только на север-в Россию, но не на юг- в Грузию. (Фото:сайт Абхазской жлезной дороги)
    Поезда из Абхазии едут только на север-в Россию, но не на юг- в Грузию. (Фото:сайт Абхазской жлезной дороги)

Мало кто не согласится с тем, что возобновление работы железной дороги через Абхазию, построенной еще во времена Советского Союза, принесет пользу странам Южного Кавказа и их соседям. Но несмотря на это, мало что было сделано, для восстановления этого стратегического маршрута.

Поскольку Кавказский хребет создает гигантский природный барьер, единственные железнодорожные пути, соединяющий север и юг, проходят по его концам, где горы спускаются к морям. На западе, железная дорога соединяла Россию и Грузию. Но коммуникации были прерваны в войне 1992-94 годов, завершившейся объявлением Абхазией независимости, которую Грузия продолжает отрицать.

Железнодорожное сообщение между Абхазией и Россией существует до сих пор. Москва поддерживает хорошие отношения с Абхазией и в 2008 году, после краткосрочной войны с Грузией из-за еще одной самопровозглашенной республики Южной Осетии, признала ее независимость. Но южнее, сообщения с Грузией нет.

Южный сосед Грузии - Армения извлекла бы пользу от прямого железнодорожного сообщения с Россией. Президент Серж Саркисян, после встречи с российским президентом Владимиром Путиным в середине марта этого года, выразил надежду, что прогресс обязательно будет достигнут.

По его словам, Путин сказал ему, что обсудит вопрос железной дороги с президентом Абхазии Александром Анквабом.

«Затем мы получили отклик, что есть положительная позиция, и нужно приложить усилия для решения этого важнейшего вопроса, - сказал Саркисян репортерам. – А в какие сроки, я затрудняюсь ответить».

В интервью Радио Россия, Анкваб проявил куда меньше энтузиазма.

«Если будет общая воля и общий интерес, оправданный и поддержанный, в том числе и в абхазском обществе, тогда мы можем об этом говорить. Самостоятельных, единоличных решений по этому поводу я не собираюсь принимать», - заявил он.

Абхазия остерегается рисков

Фундаментальным препятствием для восстановления железнодорожного сообщения является неразрешенный спор о будущем статусе Абхазии. Абхазские лидеры заявляют, что независимость не подлежит обсуждению, а Грузия настаивает на том, что она должны вернуть де-факто контроль над этим участком суверенной территории. Это оставляет мало возможностей для переговоров по базовым вопросам. Это также осложняет переговоры и по таким безотлагательным вопросам, как возвращение этнических грузин, которые бежали из Абхазии во время конфликта в 1992-94 годах, автомобильное движение и торговля через реку Ингури, которая является де-факто границей между Абхазией и Грузией.

Поскольку Москва признала независимость Абхазии и оказывает ей широкую поддержку, Грузия не считает ее беспристрастным участником переговоров и военное присутствие в республике расценивает как оккупационное, а не миротворческое.

Абхазские политики признают, что восстановление железнодорожного сообщения в южном направлении было бы полезно, но они хотят, чтобы республика выступала в центре любых переговоров, а не была поставлена другими государствами перед свершившимся фактом.

«Мы должны быть полностью уверены в том, что если железная дорога пойдет из Армении в Россию через Грузию и Абхазию, Абхазия будет законной владелицей своей части железнодорожного пути, - заявил заместитель министра иностранных дел Абхазии Ираклий Хинтба. - Если заинтересованные в железной дороге люди настроены серьезно, им следует сделать все возможное, чтобы Абхазия стала равноправной участницей данного проекта со своими интересами».

Хинтба отметил, что весь проект сопряжен с рисками поскольку с его слов: «Уровень доверия между Абхазией и Грузией в настоящее время ниже нуля».

Декан экономического факультета Абхазского государственного университета Беслан Барателия говорит, что за железнодорожный транзит республика могла бы получать от 20 до 30 миллионов долларов в год, но реальной выгодой станет политическая легитимация. По его словам, фактически, это будет означать признание Абхазии, поскольку реализация проекта предполагает подписание межгосударственных соглашений, но, по словам Барателия, именно эта перспектива может блокировать прогресс.

«Но другое дело, я думаю, сама Грузия на это не пойдет, или вопрос условий ее не будет устраивать. Мне кажется, что вопрос условий является главным камнем преткновения, - сказал он. - Если интересы Абхазии не будут учтены и Абхазия не сможет выступить в этом проекте как независимое государство, конечно, тогда такие деньги Абхазии не нужны».

В 2003-05 годах было предпринято несколько попыток по продвижению железнодорожного проекта. Для реабилитации абхазского участка дороги был создан Консорциум с участием России, Грузии и Армении, но переговоры сорвались по техническим причинам, а также из-за отсутствия за столом переговоров самой Абхазии.

Спустя несколько месяцев после того, как в 2008 году Москва признала независимость Абхазии, Российская государственная железнодорожная компания на десять лет взяла управление абхазской линией и инвестировала на восстановление этого участка два миллиарда рублей (около 60 миллионов долларов), таким образом сейчас дорога находится в лучшем состоянии, чем раньше.

Барателия отметил, что на восстановление был использован кредит, который Абхазия тем или иным способом должна вернуть.

«Если мы не запустим железную дорогу и не заработаем эти деньги, встанет вопрос о погашении кредита. Может случиться так, что придется расплатиться самой железной дорогой», - сказал он.

Директор Центра гуманитарных программ Арда Инал-Ипа говорит об «осадном менталитете», из-за которого, возможности, предлагаемые для региональной интеграции, воспринимаются как угроза.

«Мы научились жить в очень тяжелых экономических условиях под международными санкциями, - сказала она. Очень многие люди не хотят совместных экономических проектов, так как они считают, что они могут быть опасны для нас. Я не думаю, что это правильная позиция, но многие люди хотят избежать того, что представляется им угрозой. Они просто не хотят рисковать, преодолевая вызовы, которые могут привести к новым экономическим возможностям».

Грузия взвешивает политические и экономические преимущества

При президенте Саакашвили, взаимоотношения Грузии с Россией изменились от плохих к еще более худшим, особенно после конфликта в 2008 году. Партия Саакашвили потерпела поражение на парламентских выборах в октябре 2012 года, и пришедшая к власти коалиция Грузинская мечта, возглавляемая новым премьер-министром Бидзиной Иванишвили, начала предпринимать попытки для нормализации отношений с Москвой. Но поскольку ни одна из сторон не была готова отступить от своей позиции по Абхазии и Южной Осетией прогресс был ограниченным. 

Выступая в январе Иванишвили заявил, что вопрос железной дороги может быть решен, если «на это будет воля всех сторон», тем не менее, он признал, что это будет достаточно медленный процесс.

Потенциальные экономические преимущества вполне очевидны для многих грузин. В стране уже проходят трубопроводы и железные дороги, связывающие богатый нефтяными ресурсами Азербайджан с западными рынками и восстановление железнодорожного сообщения с севером, сделает ее более значимой в качестве регионального транспортного узла и принесет прибыль от транспортных сборов.

Преимущества хорошо понимает Паата Закареишвили, которого Иванишвили назначил министром реинтеграции – ключевым лицом для осуществления усилий по возвращению Абхазии и Южной Осетии на грузинскую орбиту.

«Все могут пользоваться этой железной дорогой - Россия, Грузия, Армения», - говорит Закареишвили. - Это повысит роль страны как транспортной артерии и увеличит ее геополитическое значение. Грузы будут перевозить не только по направлению запад-восток, но и север-юг».

Бывший министр иностранных дел и руководитель Центра стратегических исследований Грузии Иракли Менагаришвили считает, что общий интерес к железной дороге мог бы помочь грузинам и абхазам уйти от темы войны.

«Экономическая взаимная интеграция является важнейшим аспектом в процессе реального объединения грузинского и абхазского народов, - сказал он.- Железная дорога, может иметь решающее значение».

Другие опасаются действительных намерений России. В их числе и Саакашвили, который остается президентом до выборов, назначенных на осень этого года, хотя его полномочия уже значительно сокращены.

«Эта железная дорога будет для России плацдармом захвата Кавказа, установления влияния на Армению и Азербайджан и выхода на Иран. Почему Грузию превращают в пешку в дешевой игре России?», - заявил Саакашвили, выступая перед студентами в январе этого года.

«В случае восстановления абхазского участка железной дороги, где встанут грузинские пограничники? Если восстановление абхазской железной дороги не произойдет параллельно с деоккупацией Грузии, тогда это только узаконит оккупацию Россией Абхазии».

Саакашвили сказал, что вместо этого, Грузия должна сфокусировать внимание на железнодорожном сообщении восток-запад, из Азербайджана в Турцию. Для завершения этого маршрута, специалисты прокладывают путь между южным грузинским городом Ахалкалаки и Карсом, находящимся в восточной Турции. Это, по словам президента, сделает Грузию «стратегическим игроком».

Правительство Иванишвили не разделяет энтузиазма Саакашвили в отношении проекта Карс-Ахалкалаки, так как он может лишить грузоперевозок черноморских порты Грузии. Министры говорят, что они пересмотрели условия сделки с Турцией и Азербайджаном для того, чтобы обеспечить грузинские порты достаточным товарооборотом.

В отличие от Абхазской железной дороги, сообщение через Турцию имеет ряд технических проблем поскольку стандартная колея, используемая в бывшем советском Союзе шире, чем пути, проходящие в Турции.

Армения ищет выход из изоляции

Из всех стран региона, самую большую выгоду от открытия абхазской железной дороги, вероятно, может извлечь Армения. Еще одна южная железнодорожная линия России идет к Каспийскому побережью Азербайджана, с которым, из-за неразрешенного конфликта в Нагорном Карабахе, у Армении нет ни экономических, ни каких-либо других взаимоотношений.

Россия остается самым значимым союзником и торговым партнером. Границы с Азербайджаном и его союзником Турцией у Армении закрыты и дорожное сообщение с Россией через центральную часть Грузии функционирует со сбоями. Поэтому товары армянского производства, предназначенные для экспорта, перевозят наземным транспортом до грузинских портов, оттуда на пароходах их отправляют в Россию, а там уже заново грузят на поезда и грузовые контейнеры.

Бывший глава Центрального банка Армении Баграт Асатрян, считает, что открытие абхазской железной дороги даст мощный толчок ослабленной экономике страны. Он вспомнил, что после прекращения функционирования железнодорожного сообщения в 90-х годах прошлого века, объем грузоперевозок между Арменией с Россией сократился на 95% или даже больше.

«По существу, Армения находится в блокаде, так как нет железнодорожного сообщения с основными торговыми партнерами в Европе и России. Поэтому, открытие абхазского участка железной дороги такая важная стратегическая задача», - сказал Асатрян.

Помимо дорожного сообщения с Грузией у Армении есть только торговые и транспортные связи со своим южным соседом Ираном. В январе этого года правительство Армении объявило о начале осуществления проекта по строительству электрической железной дороги из города Мегри, расположенного на границе с Ираном, которая будет связывать его с транспортной сетью, достигающей до портов в Персидском заливе. Новый участок железной дороги вытеснит тот, что был построен при Советском Союзе и проходил через Азербайджан.

Если железнодорожное сообщение через Абхазию будет восстановлено, Армения выйдет из изоляции и стянет связывающим звеном между Россией и Персидским заливом.

Директор Института востоковедения Академии наук Армении, профессор Рубен Сафрастян сказал, что возобновление эксплуатации этого участка принесет дополнительный политический бонус в виде снижения влияния Турции на Грузию и Азербайджан.

«Армения будет связана с Россией, - сказал он.- В результате, возрастет влияние России не только на Южный Кавказ, но и на весь регион, включая Грузию. Это снизит роль Турции, поскольку уменьшит ее влияние на Грузию. Помимо того, что открытие этой железной дороги необходимо Армении, оно еще и изменит всю геополитическую ситуацию на Южном Кавказе».

Но если Армения расценивает влияние Турции как негативный фактор, то многие грузины, наоборот, надеются, что турецкий фактор может ослабить российское влияние в регионе.

«Это большая политическая игра, которая изменит ситуацию на Южном Кавказе. Грузия должна проявить особую осторожность. Очень многие игроки заинтересованы сохранением статус-кво. Если на Южном Кавказе изменится вид политико-экономических проектов, это повлечет за собой региональные перемены, которые могут вылиться в военное противостояние. Все зависит от интересов крупных политических игроков - Соединенных Штатов, Европы, Турции, Ирана и России », - сказал руководитель Кавказского центра стратегических исследований Мамука Арешидзе.
 

Анаид Гогорян, участница тренингов IWPR, репортер газеты Чегемская правда в Абхазии. Нино Герзмава участница тренингов IWPR в Грузии. Тигран Оганесян, репортер газеты Известия в Армении.