Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

АБХАЗИЯ: КОМУ БЫТЬ ЛИДЕРОМ?

До выборов главы непризнанной республики Абхазия еще полгода, но борьба за право сменить на этом посту Владислава Ардзинба уже набирает ход.
By Inal Khashig

После создания в Абхазии нового политического движения, имеющего касательство к российским официальным структурам, особую актуальность приобретает вопрос о том, кто станет следующим после Владислава Ардзинба лидером республики.


Ардзинба возглавляет республику - до недавнего времени без какого-либо сопротивления со стороны оппозиционных сил - с тех пор, как она самовольно вышла из состава Грузии, что стало началом поныне остающегося неразрешенным грузино-абхазского конфликта, военная фаза которого пришлась на 1992-93гг. Однако из-за серьезных проблем со здоровьем он уже более двух лет, если не считать редких выступлений по телевидению, не появляется на публике. Не говорит он и о том, кого видит в качестве своего преемника.


И хотя до президентских выборов еще далеко, распри внутри правящей элиты уже дают о себе знать.


На прошлой неделе на политической авансцене республики появилась новая сила, объединившая в своих рядах сразу нескольких потенциальных кандидатов в будущие лидеры республики - министра иностранных дел Сергея Шамба, высокопоставленного чиновника МЧС России Нодара Хашба и экс-премьера Сергея Багапша.


Помимо них в созданную организацию, охарактеризованную самими учредителями как центристскую, вошли спикер парламента Нугзар Ашуба, депутаты из фракции "Единство", несколько бывших членов правительства, а также представители крупного бизнеса Беслан Бутба и Заур Миквабия.


Название движения - "Единая Россия" - имитирует название российской про-правительственной партии, которая по итогам недавно состоявшихся выборов обеспечила президенту Владимиру Путину бесспорный контроль над законодательным органом страны. "В России - "Единая Россия", и у нас по аналогии с ней должна быть "Единая Абхазия", - заявил член движения Давлет Пилиа.


"На первом этапе главная цель организации - через консультации с различными партиями и движениями выдвинуть единого кандидата в президенты, а уже после выборов создать на базе "Единой Абхазии" дееспособную политическую партию", - сказал в интервью IWPR один из учредителей движения, экс-министр юстиции Батал Тапагуа.


Интересно, что премьер-министр Рауль Хаджимба, считающийся главным кандидатом на пост президента непризнанной республики, о создании нового политического проекта, в котором активное участие принимают его подчиненные, узнал лишь за два дня до официального открытия учредительного съезда от журналистов и был крайне удивлен этому факту.


Создание "Единой Абхазии" сильно бьет по позициям Хаджимба, значительно укрепившимся с тех пор, как год назад он принял на себя полномочия премьер-министра республики. Двое лидеров нового движения - представители власти, и их кандидатуры на пост президента рядовые избиратели не воспримут как оппозиционные. Ситуацию осложняет и отсутствие реакции на происходящие события со стороны президента Владислава Ардзинба. С назначением на должность премьер-министра Рауля Хаджимба, имеющего имидж энергичного, некоррумпированного чиновника, в обществе сложилось мнение, что Владислав Ардзинба на предстоящих в октябре этого года выборах будет делать ставку именно на него. Однако признание Хаджимба в качестве официального преемника слишком затянулось, что больше говорит о сомнениях президента.


"Скорее всего, неподкупность Хаджимба как раз и мешает ему и не дает уверенности ближайшим родственникам президента в том, что после смены власти их экономические интересы не смогут быть подвергнуты ревизии, - считает один из лидеров оппозиционного движения "Айтайра" Вадим Смыр. - Недоверию со стороны родни способствует и биография Хаджимба, в разные годы возглавлявшего Службу государственной безопасности и министерство обороны".


По его мнению, альтернативой Хаджимба в качестве выдвиженца Владислава Ардзинба может стать экс-премьер Геннадий Гагулия, который с декабря прошлого года возглавляет президентскую администрацию.


"Единой Абхазии" предстоит выбрать единого кандидата, что предполагает, прежде всего, решение целого ряда внутренних проблем. Одна из них имеет отношение к пятилетнему цензу оседлости для кандидатов в будущие президенты. Наличие этого ограничителя является барьером для одного из лидеров организации - Нодара Хашба.


Сам Хашба уже на учредительном форуме предпринял попытку изменить ситуацию. Он предложил объединиться всем здоровым силам и не делить абхазов на местных и диаспору.


"Несмотря на то, что последние восемь лет проживаю в российской столице, я до сих пор не ощущаю себя москвичом и не перестал думать об Абхазии и нашем народе, - сказал он, обращаясь к делегатам съезда. - Когда, допустим, необходим хлор для хлорирования воды в системе сухумского водопровода, почему-то достаю его я, хотя уже давно не являюсь мэром Сухума".


Сторонники сохранения ценза оседлости есть и в самой "Единой Абхазии". В частности, Батал Тапагуа считает, что отмена ценза оседлости может привести к непоправимым последствиям.


"Нет никакой гарантии, что при нашем зыбком международном положении в выборах пожелают принять участие, выдвинув своих кандидатов, некоторые известные в мире фонды. При этом существует риск использования ими отдельных представителей диаспоры. А то, что эти фонды мечтают видеть Абхазию свободной и независимой - большой вопрос. Не хочу при этом утверждать, что они не смогут найти человека внутри Абхазии, который решит их задачи, но это гораздо труднее будет сделать в условиях цензов", - сказал он.


Инал Хашиг, со-редактор издаваемой при участии IWPR газеты "Панорама".