Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

АБХАЗИЯ - БОЖЬЯ СТРАНА

Абхазия, когда-то так любимая советской властью, столкнулась с величайшей проблемой: чтобы построить стабильное государство, необходимо приложить большие усилия и самоотверженно трудиться.
By Askerbi Minasharov

Есть в Абхазии старинная легенда, которую не устают пересказывать и по сей день. Когда Бог создал землю, Он наделил каждый народ землей в зависимости от количества людей, составлявших его, и их заслуг перед Всевышним.


Абхазец пришел последним, и Господь спросил его: "Где ты был, когда я раздавал людям земли? У меня больше ничего не осталось". Абхазец ответил: "В моем доме были гости, и мы не могли оставить их, не оказав им должного гостеприимства".


В награду за такую щедрость духа Бог отдал абхазцам земли, которые припас для себя.


Однако такое многообещающее начало обернулось для абхазского народа скорее проклятием, чем благословением. Щедрость и красота природы и легендарное гостеприимство народа стали причиной того, что в советский период доля коренного абхазского населения в республике снизилась с 80% до 17%.


Одна из немногих республик Союза с субтропическим климатом, Абхазия стала ведущим производителем табака, чая, цитрусовых и винограда.


Старая шутка гласит, что Кавказский хребет так высок, что тень Коммунизма никогда не падала на Абхазию. Вместо этого, республика стала излюбленным местом черноморского отдыха партийной элиты.


Однако в сталинский период в Абхазии начался процесс "огрузинивания". В 30-е годы грузины составляли в Абхазии 10% населения, а к 1952 году - уже 45%. Несмотря на сдерживающее влияние Хрущева и Брежнева, между абхазской и грузинской политическими элитами образовалась огромная пропасть.


В 1992 году вспыхнула война, и победы абхазцев при поддержке российских войск заставили 250000 грузин бежать в Грузию и Россию. Население республики сократилось почти вдвое, но лишь треть тех, кто остался, были коренными абхазцами. Среди других национальностей были армяне, русские и мегрелы (из Гальского района на границе с Грузией).


Тем не менее абхазцы сегодня полноправные хозяева своей судьбы. Республика имеет фактическую независимость и все атрибуты полноценного государства, в том числе армию, пограничные войска и таможню.


Десять лет назад на границе Грузии и России практически не было никаких опознавательных знаков. Теперь дальний берег реки Псоу охраняют отряды российских пограничников, как правило, очень гордых важностью своей миссии. Переходящего на другую сторону встречают с истинно абхазским гостеприимством, не забывая, однако, о соблюдении всех правил пограничного этикета.


Путешествие от границы до Сухуми не лишено проблем: цены на бензин запредельные, а поезда ходят нерегулярно. Но так как зарплаты в Абхазии в восемь раз ниже, чем в соседней России, любой русский чувствует себя здесь богачом.


Лишь недавно российские туристы стали возвращаться в забытый субтропический рай. Черноморские курорты Гагра, Пицунда и Сухуми очень медленно оживают после войны, во время которой дома отдыха использовали в качестве казарм для абхазских солдат и добровольцев из Карачаево-Черкессии и Чечни.


Но для тех, кто помнит, каким был Сухуми до войны, сейчас он напоминает город-призрак. В старые добрые времена грузины, мегрелы, русские, армяне и греки встречались, вместе пили кофе в ресторанчиках и кафе. Теперь улицы плохо освещены и затенены давно не стрижеными эвкалиптами, пальмами и ореховыми деревьями. Машин и даже пешеходов мало.


Чиновничий аппарат города начинает работу в 10 утра, а заканчивает в 11. Затем большинство госслужащих сбегают на какую-нибудь свадьбу друга или похороны родственника. Служебные обязанности ничего не значат по сравнению с хорошей компанией, вкусной едой и бутылкой "Изабеллы".


Да и делать государственным служащим по большому счету нечего. Находясь в состоянии политической неопределенности, Абхазия не платит налогов ни Москве ни Тбилиси. Государственного бюджета практически не существует и чиновникам нечего распределять. Наиболее прибыльные сектора местной промышленности - импорт энергоносителей и экспорт леса - полностью монополизированы президентом. Львиная доля дохода от них тратится на армию и полицию.


Как ни странно, самыми процветающими в республике оказались деревенские жители. Они могут поставлять практически неограниченное количество чая, табака и цитрусовых на ненасытный российский рынок.


А городское население понимает, что его единственная надежда на выживание - в возрождении туристического бизнеса. Но тем не менее разборчивые абхазцы считают работу в этом секторе недостойной, если, конечно, не занимаешь должность директора или администратора.


Абхазцам удалось обогнать своих бывших соседей по Союзу во многих областях. В Абхазии больше писателей, ученых и главарей мафии на душу населения, чем в любой другой бывшей советской республике. Абхазцы более всех других качеств ценят в человеке организаторские способности, изобретательность и находчивость.


Но в крови у этого народа, которому когда-то так покровительствовала советская власть, врожденная ненависть к дисциплине, бюрократизму и упорядоченному труду. Например в местной полиции едва ли найдется хоть один коренной абхазец: все МВД за исключением офицерского состава, состоит из армянских добровольцев. Не удивительно, что при таком характере работа по обслуживанию туристов для этого народа хуже анафемы.


Врожденный снобизм лежит в основе сегодняшних экономических проблем. Находясь между открытой враждебностью Грузии и политическими махинациями России, Абхазия вынуждена сама возрождать свою национальную самобытность. Однако республика оказалась в положении разорившегося аристократа, которому, чтобы восстановить утраченное богатство, необходимо спрятать подальше свою гордость и заняться грязной работой.


Переходный период несомненно будет долгим, но уже есть некоторые признаки изменения отношения к жизни. До недавнего времени в прибрежных кафе только и говорили о том, как хорошо было до войны, а теперь люди прагматично обсуждают планы на будущее.


И, несмотря на трудности, абхазцы до сих пор наслаждаются двумя своими уникальными преимуществами: потрясающей красотой своего приморского рая и особыми отношениями со Всевышним, который когда-то подарил им эту землю.


Аскерби Минашаров - независимый журналист из Нальчика, Кабардино-Балкария.