Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

«ЧИСТКА» СУДОВ НА СЕВЕРЕ ТАДЖИКИСТАНА

Распри между судом и прокуратурой – следствие борьбы за перераспределение полномочий.
By Daler Khamidov

В Согдийской области на севере Таджикистана трое судей подверглись уголовному преследованию, но местные наблюдатели считают, что борьба с коррупцией здесь ни при чем. Идет борьба за полномочия между судебными органами и прокуратурой.


Подоплека происходящего кроется в возможном расширении полномочий судебных органов за счет прокуратуры, которая в настоящее время является наиболее могущественным звеном системы юстиции, после принятия пакета новых законодательных инициатив.


Судьи Бозорхон Мусоев и Шухрат Артыков подозреваются в вынесении заведомо незаконных судебных приговоров, а их коллега Муртазо Алиев подозревается, кроме того, в должностном подлоге и превышении служебных полномочий.


Уголовные дела, возбужденные Согдийской областной прокуратурой против Артыкова и Мусоева, временно приостановлены, но судьи отстранены от исполнения своих обязанностей.


Алиев по собственному желанию уволиться отказался, не считая свои недочеты серьезными и утверждая, что действовал в соответствии с заявленным руководством курсом на гуманизацию уголовного законодательства.


«После внесения в мае 2004 года изменений и дополнений в УК Таджикистана, где наказания по многим статьям были смягчены, я лично в качестве судьи за три дня пересмотрел 77 дел и в спешке вынес несколько некорректных приговоров, так как нас торопили вышестоящие руководители», - сказал в интервью IWPR судья Алиев перед тем, как его взяли под стражу.


«Некорректные» приговоры оказались, по мнению прокуратуры, чересчур мягкими. Алиев выпустил на свободу шестерых заключенных, в том числе, отменив пятилетний срок заключения некоему бомжу. По мнению Алиева, столь суровый приговор этому человеку был вынесен в результате «бюрократических проволочек». В Таджикистане судопроизводство вершится без присяжных и отсутствует институт уполномоченного по правам человека. Поэтому вся ответственность за соответствие наказания тяжести преступления лежит на судьях.


5 июня 2004 года президиум Согдийского областного суда отменил эти шесть решений судьи Алиева. Затем его вызвали в Верховный суд Таджикистана и потребовали объяснений о случившемся, после чего в отношении него было возбуждено дисциплинарное производство. Алиев полагал, что на этом все и закончится, но не тут то было.


Прокуратура тем временем начала собственное расследование. В результате судей Алиева, Мусоева и Артыкова обвинили в вынесении чересчур «мягких» приговоров. На всех троих были заведены уголовные дела. 9 декабря прошлого года Алиев был взят под стражу, а 12 марта его дело было завершено и передано в Верховный суд.


Алиев – сам бывший прокурорский работник – обратился к президенту страны Эмомали Рахмонову с просьбой вмешаться. В Таджикистане судьи назначаются указом президента.


По мнению Алиева, гонения на судей начались после критического выступления президента Рахмонова 11 августа 2004 года в Совете юстиции РТ, где он говорил о некомпетентности некоторых судей при вынесении приговоров.


Но некоторые наблюдатели полагают, что прокуратура преследует свои цели и, в частности, стремится не допустить передачи судам части своих полномочий, таких как - выдача санкций на обыск и арест.


«Это - не борьба с коррупцией, о которой так много говорят, а лишь действия, направленные на подрыв авторитета судов», - считает директор Худжандского центра правовых и экономических реформ, юрист Файзинисо Вахидова.


В конце прошлого года Вахидова опубликовала в областной газете «Вароруд» статью, в которой встала на защиту судей и раскритиковала Ассоциацию судей Таджикистана за бездействие.


По мнению худжандского адвоката Равшаной Махкамовой, если следовать международным демократическим нормам, уже давно назрела необходимость принятия нового УПК и передачи части полномочий прокуратуры в ведение судов. «Но каждый год передача основных полномочий судам откладывается под различными предлогами, - говорит она. - Таджикистан подписал все международные соглашения, и теперь пути назад нет. Полномочия должны быть у судов».


Пакет изменений в УПК, предусматривающих усиление органов судопроизводства за счет передачи части полномочий прокуратуры, муссируется уже несколько лет.


Начальник следственного отдела Согдийской прокуратуры Азиз Дабуров не возражает против частичной передачи своих полномочий судам, однако, считает, что судьи пока не готовы принять и обеспечить должную реализацию этих полномочий.


«Пусть у них будет больше полномочий, но сначала судей надо подготовить к этому как морально, так и технически», - говорит он.


В Согдийской областной прокуратуре приводят факты продажности судей как доказательство их неготовности принять новые полномочия. 18 августа 2004 года на 7 лет за взятку был осужден судья областного суда Джафар Аминджанов. Ранее - 30 апреля - в отношении судьи города Канибадама Согдийской области Солиджона Ибрагимова было также возбуждено уголовное дело за получение взятки, и он также был признан виновным и осужден.


По мнению правозащитника, пожелавшего остаться неназванным, коррупция распространена и в судебных органах, и в органах прокуратуры, однако последние имеют слишком большую власть и государственную поддержку, а потому факты коррупции среди прокурорских работников не становятся достоянием гласности.


В Таджикистане средняя зарплата судей и работников прокуратуры колеблется от 15 до 25 долларов в месяц в местном эквиваленте.


Некоторые также отмечают возможную «географическую» направленность гонений на судей.


Один эксперт на условиях анонимности предположил, что, скорее всего, карающие органы боятся привлекать к ответственности судей с юга Таджикистана - родины президента - учитывая, что правящая элита страны – это выходцы именно из этого региона.


Юрист Файзинисо Вахидова удивляется тому, что после критических выступлений главы государства мишенью традиционно становятся судьи севера страны.


«Создается впечатление, что только согдийские судьи некомпетентны и продажны, - говорит она, - Разве это не касается судей и чиновников из других регионов?».


Далер Хамидов - псевдоним журналиста (север Таджикистана)