Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

«ОРАНЖЕВЫЕ» В ТАШКЕНТЕ

Пострадавшие от демаркации узбеко-казахстанской границы собственники в результате мирного протеста добились от властей компенсации.
By Galima Bukharbaeva

Узбекские граждане, чьи дома и дачи были сровнены с землей в результате демаркации границы с соседним Казахстаном, наперекор обстоятельствам добились от властей компенсации.


1 февраля около 50 жителей Кибрайского района, что у границы с Казахстаном, приняли участие в пикете в центре Ташкента - перед зданием хокимията Ташкентской области.


После победоносных событий в Украине появление «оранжевых» под окнами хокимията заставило чиновников дрожать от страха. 16-ти пострадавшим от демаркации, принявшим участие в пикете, было обещано до 11 февраля выплатить справедливые компенсации.


В связи с демаркацией границы с Казахстаном в конце декабря прошлого года правительство Узбекистана приняло решение о сносе нескольких поселков вблизи границы, чтобы расширить нейтральную полосу.


В «полосе отчуждения» оказались более тысячи домов в нескольких поселках Ташкентской области – Минеральных водах, Майском, Кушкунды, Звездочке, Надежде. На встрече в хокимияте Ташкентской области 22 декабря прошлого года владельцам домов и дач прямо заявили: «Компенсаций не будет».


В начале января хозяева домов со слезами на глазах наблюдали, как началась вырубка садов и огородов, как бульдозеры и тракторы начали сносить крыши, валить дома.


Многие дачевладельцы даже не знали о том, что принято решение о сносе их домов - их никто не предупредил. В итоге, приехав на дачу, вместо дома они находили груду кирпичей, вместе деревьев - пни. Вся оставшаяся мебель и строительные материалы были куда-то вывезены местными властями.


Началось мародерство. Жители ближайших поселков стали по ночам разворовывать то, что еще не успели вывезти.


На сегодняшний день в дачном поселке Ташкентского тракторного завода (ТТЗ) из 42 домов остались целыми всего 4. Один из них принадлежит 72-летнему пенсионеру Петру Сайкову.


По словам Сайкова, дача – это его единственный дом. В двухкомнатную квартиру сына в Ташкенте он заселяться не хочет, там и без него теснятся 5 человек.


«Я сказал, что дом свой сломать не позволю. Пригрозил, что зарублю топором всякого, кто подойдет к дому, а себя взорву газовым баллоном», - говорит Сайков.


Как и Сайков, многие обитатели снесенных поселков не имеют другого жилья.


В основном это семьи этнических казахов, которые в последние годы стали активно покупать дома в этих районах, по их словам, чтобы быть ближе к Казахстану.


45-летний Сапар Бисебаев с женой и 5-ю детьми купили хороший кирпичный дом в поселке два года назад. Сегодня он лишился своего дома и был вынужден переехать всей семьей к брату. Три недели назад к его дому подъехал бульдозер и начал ломать все пристройки, крушить крышу дома.


«Это – варварство. На наши протесты нам просто велели заткнуться и не выступать, а то будет хуже», - рассказывает Бисебаев.


По словам правозащитника Рахматулло Алибаева, действия властей в отношении собственников жилья в первую очередь нарушают Конституцию Узбекистана, утверждающую право каждого гражданина на неприкосновенность жилища.


Нарушены 8 статей Жилищного кодекса, который гласит, что принудительное изъятие жилого помещения и выселение допускаются только на основании решения суда. «Судебного решения у администрации Кибрайского района и Ташкентской области не было», - говорит Алибаев.


Жилищный кодекс Узбекистана допускает возможность сноса домов для государственных нужд, но в этом случае по желанию собственника ему предоставляется равноценное жилье или выплачивается компенсация.


Генеральный секретарь оппозиционной партии «Эрк» Атаназар Арифов считает, что в сложившейся ситуации у жителей Кибрайского района не было иного выхода, кроме ненасильственного протеста.


По словам лидера оппозиционной партии «Озод дехконлар» («Свободные крестьяне») Нигоры Хидоятовой, лишь путем давления на власть можно заставить ее считаться с законом и правами граждан.


В очередной раз власти услышали жалобы и требования граждан только после того, как те вышли на улицу и устроили «оранжевый пикет». На следующий же день в поселок была отправлена оценочная комиссия, которая должна оценить каждый дом.


На вопрос о том, как будут оценивать уже снесенные дома, зам. хокима Ташкентской области Абдухамид Юлдашев ответил, что поверит людям на слово, и «все останутся довольны».


По поводу же тех владельцев уничтоженных домов, которые не вышли на пикет, Юлдашев сказал, что их проблемы пока не обсуждались.


Небольшая победа группы дачников, удачно использовавших оранжевый цвет – символ украинской революции, - не первый случай за последние годы, когда отчаянное сопротивление простых людей заставляло власти идти на уступки.


1 ноября 2004 г. в городе Коканде Ферганской долины произошли массовые стихийные выступления торговцев, заставившие власти отложить вступление в силу новых правил ввоза товаров в страну.


В этот день должно было вступить в силу постановление правительства о новых правилах торговли импортными товарами, преподносившихся как необходимая мера против контрабанды и завоза некачественных товаров. По словам торговцев, новые правила были не просто жесткими, а убийственными для них.


Улицы города заполонила разъяренная многотысячная толпа. Несколько сотрудников налоговой службы были избиты. Протестующие подожгли две милицейских машины, а самих стражей порядка забросали камнями.


Галима Бухарбаева – директор IWPR по Узбекистану