Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

«ЖЕЛЕЗНОЕ ДЕРЕВО» В ОПАСНОСТИ

Специалисты по охране окружающей среды опасаются, что необычное дерево перед опасностью исчезновения из-за бесконтрольной заготовки леса
By Zamin Tairov

71-летний Самед Самедов уже 50 лет занимается изготовлением артефактов из эластичного «железного дерева», произрастающего на юге Азербайджана.


В его маленькой мастерской, расположенной у дома, все:окна, двери, рукоятки топоров и лопат и многочисленные фигурки и скульптуры, выстроенные вдоль стены – изготовлено из дерева, которое местные жители называют «демирагадж».


Специалисты высоко оценили последнюю работу Самедова, изображающую женщину и мужчину в саркофаге. Самедов пояснил, что в лице женщины и мужчины он изобразил человеческую любовь, а также твердость и вечность демирагаджа, а изображением саркофага он пытался показать опасность исчезновения этого дерева.


Проблема этого редкого, красивого и исключительно крепкого дерева заключается как раз в его прочности, что делает его мишенью интенсивной нелегальной заготовки.


Демирагадж, также известный как персидское железное дерево или Parrotia persica, драгоценный вид, растущий в густых Талышских лесах как на юге Азербайджана, так и на севере Ирана. По мнению специалистов, возраст демирагаджа превышает 6 тысяч лет. Он сохранился благодаря тому, что Талышские леса не были подвержены последнему великому оледенению и не оказались под водами будущего Каспийского моря.


Высота дерева достигает 25 метров, а плоды имеют форму коробочки. Листья этого дерева, золотисто-коричневого цвета, исключительно красивы, особенно когда на них падают лучи вечернего солнца.


Однако, дерево наиболее известно своей черезвычайно твердой древесиной. Специалист по деревьям Суреддин Гамидов пояснил, что похожие деревья произрастают в Индии, Малайзии и Бразилии, но их стволы мягче. «Это чудо встречается только здесь и больше нигде» - говорит он гордо.


Древесина такая твердая, что ее часто сравнивают с железом. Это дерево произвело большое впечатление на великого французского писателя Александра Дюма, побывавшего на Кавказе в середине 19-го века. В этих местах существует предание о женщине, убившей тигра ударом кола из «демирагаджа».


Местные люди носят амулеты, изготовленные из этого дерева, на свадьбах жениху и невесте желают твердости «демирагаджа», а плоды используют как лекарство от кровотечений и геморроя.


Однако, все это под угрозой, так как лесорубы ведут вырубку «железного дерева».


Изделия из практичного и долговечного «железного дерева» продаются в Азербайджане по цене, как минимум в три раза превышающей цену изделий из других деревьев. Оно часто используется для изготовления рукояток топоров и лопат, напольных настилов и отличается огнеустойчивостью. Местные срубают это дерево и используют его на заборы и ограды овечьих ферм.


Эколог Видади Юсубов сообщил IWPR, что изделия из этого дерева не портятся в течение сотен лет. «Для того, чтобы срубить «демирагадж» топором, требуется несколько часов», - сообщил он.


По информации С. Гамидова, в 1991 г. количество «демирагаджа» превышало 50 тысяч, но с тех пор сократилось вдвое. Несмотря на включение «демирагаджа» в реестр редких растений и деревьев, правительство не предпринимало ничего для его защиты.


Местный представитель министерства экологии и природных ресурсов Гидаят Новрузов с этим не согласен. Он говорит, что за прошлый год и первые 5 месяцев этого года за незаконную вырубку «демирагаджа» более 30 лиц подвергались административным штрафам. Он также заявил, что в рамках Национальной программы по восстановлению и увеличению лесов, в прошлом году началась посадка новых деревьев.


Директор Масаллинского лесного хозяйства Агагардаш Гарашов сообщил, что в 2003 г. создано 125 га новых лесных массивов, а в первые 5 месяцев этого года – еще 50 га.


Руководитель местного НПО «Друзья природы» Малик Казымов не считает это решением проблемы. Он говорит, что правительство недостаточно серьезно относится к угрозе исчезновения «железного дерева». Он считает, что местным жителям нужен особый стимул, чтоб они прекратили вырубку деревьев.


Житель села Остапя, скульптор Самедов верит в вечность «железного дерева». «Демирагадж» – божественное дерево, его оберегает сам Бог», – говорит он.


Замин Таиров, заместитель редактора газеты «Дженуб хеберлери» (Южные новости), Массалы.


As coronavirus sweeps the globe, IWPR’s network of local reporters, activists and analysts are examining the economic, social and political impact of this era-defining pandemic.

VIEW FOCUS PAGE >