Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

«Газовая блокада» Кыргызстана

Ответным ходом Бишкека в «энергетической войне» с Ташкентом стала угроза ограничить подачу воды в Узбекистан.
By IWPR Central Asia

Пытаясь принудить Кыргызстан отказаться от большого участка приграничной территории в пользу Узбекистана, Ташкент разыграл свою козырную карту – прекращение поставок природного газа.


В прошлом месяце Узбекистан прекратил подачу газа в густонаселенный и самый развитый промышленный регион Кыргызстана – Чуйскую область. В результате последовал энергетический кризис, приведший к акциям протеста на улицах Бишкека.


На состоявшихся недавно переговорах по делимитации и демаркации межгосударственных границ Узбекистана и Кыргызстана, узбекская сторона сделала Бишкеку недвусмысленное предложение. Как утверждают представители кыргызской делегации, суть этого предложения сводилась к следующему: если Бишкек пойдет на территориальные уступки, то Кыргызстан не будет испытывать никаких проблем с газоснабжением.


После категоричного отказа официального Бишкека принять это предложение, едва начавшиеся переговоры были прерваны уже на второй день.


Делегация Узбекистана избрала жесткую тактику для рассмотрения на баткенской встрече вопроса об узбекском анклаве Сох. Узбекская сторона ходатайствовала о передаче Ташкенту более десяти тысяч гектаров кыргызской земли, отделяющей этот анклав от основной территории Узбекистана — Ферганской области.


Заместитель губернатора Баткенской области Абдымаджит Абдырахманов сообщил, что «получив вежливый отказ кыргызской делегации, узбеки вынесли на обсуждение другое предложение, видимо, заранее подготовленное на случай провала первого, — о передаче им основной автотрассы, соединяющей анклав с "материковой" частью Узбекистана».


«При этом, — подчеркивает Абдырахманов, — они неустанно ссылались на Декларацию о вечной дружбе между нашими странами, призывали с пониманием отнестись к проблемам узбекских граждан, проживающих на территории Сохского анклава, которые испытывают неимоверные трудности при многочисленных передвижениях».


«На первый взгляд, это всего лишь около двух десятков километров автотрассы, — замечает он. — Но совершенно очевидно, что стоит только передать их под контроль соседей, как Баткенская область Кыргызстана тут же сама более чем наполовину превратится в анклав».


Руководство Баткенской области не хочет подвергать ее жителей таким же трудностям, какие Ташкент создал для своих собственных граждан, установив контрольно-пропускные посты на всех ведущих из Кыргызстана в анклав дорогах — от проселочных до магистральных.


Однако официальный Ташкент продолжает объяснять все эти действия необходимостью обезопасить свою страну от проникновения экстремистов, провоза оружия и наркотиков.


В затянувшихся политических торгах Ташкент, уже не таясь, раскрыл свои карты и использовал свой основной козырь. Подача природного газа из Узбекистана в густонаселенный и самый развитый промышленный регион Кыргызстана, Чуйскую область на севере страны, была прекращена без малого месяц назад.


Члены правительства Кыргызстана оправдывают приостановку подачи узбекского природного газа в страну аварией на газопроводе близ Бухары, которую вызвали непривычные для юга сильные холода. Специалисты же считают, что причина аварии — в крайнем износе трубопровода и другого оборудования, установленного еще в советские времена.


Тем не менее не прошло и недели после аварии, как транспортировка газа в узбекские города была восстановлена в полном объеме. Именно в это время на северные регионы Кыргызстана обрушилось сразу двойное бедствие — резкое похолодание и не менее резкое, почти втрое, снижение подачи узбекского природного газа.


Следствием этой «двойной атаки» стало значительное увеличение потребления электроэнергии населением Кыргызстана и критическая нагрузка на энергосети страны, что привело к авариям на подстанциях и к выходу из строя электротрансформаторов.


Возникла опасность социального взрыва, свидетельством чего является массовая акция протеста, около 150 участников которой, в основном пенсионеров, перекрыли одну из центральных магистралей кыргызской столицы, требуя возобновления подачи газа и теплоснабжения.


Между тем официальный Бишкек делает вид, будто не заметил того обстоятельства, что узбекский газ перешел в двусторонних отношениях из экономической категории в разряд политических. Подавляющее же большинство кыргызских парламентариев требует, чтобы в решение проблемы возобновления подачи газа в Кыргызстан включился сам президент, поскольку экстренные заседания с участием вице-премьер-министра и руководителей энергетической отрасли никаких положительных результатов не дали.


Парламентарии сделали целый ряд запальчивых заявлений о нерешительности кыргызского правительства, которое на переговорах с соседями боится смело высказывать свои возражения.


Вошедший в состав кыргызской делегации представитель парламента Алишер Абдимомунов по возвращении с переговоров заявил, что узбекская сторона выдвигает требования, которые для Кыргызстана абсолютно неприемлемы.


«Перекрыв в самый разгар зимней стужи подачу газа, узбекская сторона не выполнила своего соседского долга. Как мне показалось, у них, по-видимому, сложилось ложное представление о нас как о неких бедолагах, дошедших до ручки, у которых шаром покати», — заявил парламентарий.


«Вероятно, они считают, — заключает он, — что многочисленность населения и наличие таких стратегических ресурсов, как нефть и газ, дают им право претендовать на политическую гегемонию в регионе. Они, наверное, забыли, что уже завтра миллионы гектаров хлопчатника потребуют поливной воды?»


Вода – это как раз та козырная карта, которую Бишкек может противопоставить угрозам Ташкента. Более того, премьер-министр Кыргызстана Курманбек Бакиев хладнокровно заявил, что если Ташкент не возобновит подачу газа, Кыргызстану придется увеличить сброс воды из водохранилищ на рабочие турбины своих гидроэлектростанций, чтобы обеспечить для увеличения выработку дополнительной электроэнергии.


Вследствие этого произойдет значительное сокращение водных ресурсов, которых и без того в нынешнем году намного меньше среднегодового уровня. Ташкент заинтересован в сохранении этих ресурсов, чтобы использовать их для полива урожая в Ферганской долине.


Кыргызстан уже имеет опыт успешного применения тактики ограничения водоснабжения Узбекистана. Это было сделано в декабре 1999 года, когда Ташкент перекрыл подачу газа в Кыргызстан на 20 дней для ускорения возврата кыргызской стороной долга за газ.


Тогда Кыргызстан, впервые раз в зимнее время, открыл шлюзы ГЭС, и подача газа сразу была возобновлена. Более того, в ноябре прошлого года на двусторонних переговорах кыргызской стороне удалось добиться снижения тарифов на газ с 50 долларов США за тысячу кубометров до 42 долларов.


Однако в нынешнем году возникли проблемы с подписанием контракта на поставку газа. Кыргызское правительство неоднократно заявляло, что все необходимые для этого документы давно подписаны и отправлены в Ташкент, но ответа до сих пор не последовало.


По прогнозам аналитиков, энергетический кризис неизбежно вынудит кыргызское правительство возобновить обсуждение столь актуального вопроса как введение платы за водопользование.


Региональные партнеры Кыргызстана Казахстан и Узбекистан неизменно самоотстраняются от рассмотрения этой щекотливой темы, но, возможно, события этого года все же заставят Бишкек прибегнуть к решительным действиям.


В вопросе об энергоснабжении Кыргызстана важное значение имеют и другие факторы. Дело в том, что Узбекистан по-прежнему использует нефтегазовые месторождения Баткенской области, принадлежащие Кыргызстану.


По соглашению в рамках СНГ от 1992 года, все объекты СССР, находящиеся на территории какой-либо республики до 1 декабря 1990 года, должны были отойти под юрисдикцию данной республики. Но кыргызское правительство того времени, ссылаясь на отсутствие возможностей эксплуатации баткенских энергоносителей, передало их узбекской стороне во временное пользование.


По мнению аналитиков, это решение было очевидным стратегическим просчетом. Согласно подсчетам Баткенской областной администрации, из-за отказа эксплуатировать данные месторождения страна потеряла, по меньшей мере, около двухсот миллионов долларов. Однако на последней двусторонней встрече в Баткене узбекская делегация категорически отказалась обсуждать вопрос о статусе этих нефтегазовых месторождений.


В нынешней ситуации складывается впечатление, что ответная угроза Кыргызстана прекратить подачу воды возымела свое действие.


Первым свидетельством этому стало достижение 26 февраля официальными представителями обоих государств соглашения по вопросу о возобновлении поставок узбекского газа в северные районы Кыргызстана, который в свою очередь пообещал снабжать водой узбекские поля.


После завершения переговоров Ташкент постарался сгладить негативное впечатление от своего первоначального ультиматума, заявив, что единственной причиной прекращения подачи газа в Кыргызстан были технические неполадки.


Султан Джумагулов – регулярный автор статей для IWPR