Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

«Антология» сексуального рабства

Торговля услугами особого рода в Кыргызстане стала прибыльным бизнесом, с которым власти не в силах справиться.
By IWPR Central Asia

Существует неверное мнение, что в бывшем СССР коммерческого секса не существовало. Существовал, но жестко контролировался и дозировался. А работающие с иностранцами проститутки в большинстве своем тогда крепко «дружили» с КГБ. И их не трогали.


В столице Киргизской ССР, Фрунзе, где готовились военные летчики для стран Латинской Америки, Африки и Ближнего Востока, путан было более чем достаточно. Им разрешалось «развлекать» зарубежных гостей в дорогих валютных барах и ресторанах.


Тогда, в пору всеобщего дефицита, их отличала сверхмодная одежда и дорогая парфюмерия. Время от времени милиция устраивала показательные рейды, девушек отлавливали, отвозили в отделения, но вскоре отпускали. И все продолжалось по-прежнему


После обретения Кыргызстаном независимости умудренные опытом «советские» путаны со стажем, первыми почувствовали рыночную конъюнктуру. Побывав на дешевых шопингах в Объединенных Арабских Эмиратах, поняли, что здесь есть спрос на представительниц древнейшей профессии. И занялись «маркетингом»: знакомиться с покровителями из местных, искать лазейки в законодательстве, изучать нравы будущих клиентов. Вернувшись домой, в Бишкек, стали подбирать «живой товар».


Обещаниями красивой жизни и хорошо оплачиваемой работы официантками и танцовщицами, новоявленные «бизнес-леди» через туристические фирмы стали вывозить за рубеж доморощенных красавиц. Когда они прилетали в Дубаи, у девчонок забирали паспорта и, запуганные, без денег, не зная языка, они попадали в полную зависимость от сутенеров.


Но некоторых такой заработок не устраивал категорически, и покровителям несколько раз едва удавалось гасить громкие скандалы - девушки прыгали из окна, вскрывали вены. Зазывалы сменили тактику, стали вербовать из появившихся «девочек по вызову», отыскивая их в немногочисленных еще бишкекских саунах, частных гостиницах, по номерам контактных телефонов.


«Девушки для сопровождения» знали, на что идут, и делали это охотно.


Открывались даже курсы обучения хорошим манерам, танцам, английскому языку.


Сегодня «дело» идет с грандиозным размахом. По экспертным оценкам, к примеру, за 9 месяцев 1999 года из 794 граждан, официально выехавших по туристическим визам в ОАЭ, 70 % составили женщины, подавляющее большинство (приблизительно 80 процентов) из них - от 18 до 35 лет.


Экономический кризис, тотальная безработица и нищета с одной стороны, режущие глаза недоступные богатство и роскошь с другой толкнули на панель множество девчонок, не имевших ни специальности, ни образования, мигрировавших в столицу в надежде найти работу.


Не имея средств на создание «полиции нравов», контрабанде женщин в милиции Кыргызстана сегодня противостоит … лишь один офицер. Недавно лейтенант Турсун Рахманов, в очередной, который уже раз, выслушал исповедь двадцатидвухлетней Вероники П.:


«В Бишкек приехала из села, сняла квартиру. До этого также приезжала в праздники, выходные, занималась проституцией, так что «рынок» знала. Вначале принимала клиентов побогаче прямо на квартире. Но вскоре плата за аренду жилья поднялась, да и конкурентки, 13-14 летние девочки, готовые за три доллара на все, заставили выйти на улицу. Но и работая на улице я не опустилась, следила за собой, старалась не пить, не употреблять наркотики.


Наверное поэтому на меня и обратила внимание появившаяся там, где мы обычно поджидали клиентов, сутенерша. Выйдя из шикарной машины, Лариса (так она назвалась), дама лет тридцати пяти, подозвала меня, достала из сумочки паспорт с открытой визой - только фото вклеить. Встречу назначили на завтра у городских часов.


Ровно в пять я и еще четыре девчонки стояли под часами. Думали, возьмем аванс, сходим к парикмахеру, купим красивую одежду. Но Лариса с телохранителем четко объяснила: «Едем прямо сейчас. Каждая отработает на меня по четыре тысячи баксов, да еще по 500 - за визу. Не нравится - вон из машины!».


Вылетели из Чимкента. В Дубаях нас встречали и, на выходе из аэропорта первым делом отобрали паспорта, отвезли в гостиницу. Номера неплохие, но выходить дальше холла категорически запретили - полиция. Да и некогда было, по 20-30 клиентов в сутки! Первые же три дня возили на пляж, фотографировали во взятых напрокат купальниках. Потом узнала, что фотографии эти Лариса показывала подругам, делала рекламу.


Отель был средний, не дорогой, но и не самый дешевый. На слэнге он назывался «разовый». Это значит, что один половой акт здесь стоил 50 дирхамов, один час «любви» - 100 дирхамов. Денег при этом не видели, все, даже то, что дарили клиенты, забирала охрана. При этом нам все время говорили, что мы, дескать, еще хорошо устроились. В дешевых «рабочих» отелях здесь трудятся тайки, индонезийки, мулатки из Филиппин. Богатые арабы к ним не ходят, приходится ублажать сезонных рабочих - индийцев, вьетнамцев, китайцев …


Проживание оплачивалось, кормили нормально, парфюмерию кое-какую покупали. Но уж и пахать за это приходилось без отдыха! Только, бывало, из ванны, уж новый «шейх» на пороге, да каждому угодить требовалось: пожалуются - с нас отдельный налог. А вообще-то штрафовали за каждую мелочь. Один раз мы с подругой вышли в ближайший магазин, нас заметили и заставили дополнительно отрабатывать 300 дирхамов!


Прошло четыре месяца. Как-то охрана пришла веселая и объявила, что дальше все работают на себя, но за еду и гостиницу платят сами. Обычно о визитах полиции нас предупреждали рум-бои и рецепшн, и мы успевали прятаться. Но в ту ночь никто не предупредил, и я лично десять дней провела за решеткой. Мельком видела Ларису, она передала обратный билет, записку «я не виновата, так получилось», и … 50 долларов! Меня депортировали, домой вернулась ни с чем. Но думаю, что поеду еще, теперь уже такой дурой не буду. А вообще там были девушки из России, Казахстана, Украины и Киргизии. Думаю, человек пятьсот, не меньше».


Для многих женщин, отправившихся на заработки за рубеж, секс-шопы закончились еще плачевнее. Одна вернулась домой в гробу, другие просто пропали без вести. Недавно дюжина несчастных матерей пришла к лейтенанту Рахманову со слезами, предлагали даже деньги на командировку, только бы найти дочерей. Нет у офицера таких прав.


Особую тревогу вызывает проблема вывоза за рубеж для занятия проституцией несовершеннолетних девочек. Существуют специальные люди, выслеживающие красивых девочек из бедных семей. Иногда они приходят к родителям, предлагают деньги и в открытую говорят, чем будет заниматься их дочь за границей. Часто родители соглашаются. А если нет, вербовщики находят потом самих девочек, соблазняют их, показывая фотографии сверкающих отелей, бассейнов, лазурных пляжей. А потом, по поддельным паспортам, обманув милицию и пограничный контроль, увозят за границу … как собственных дочерей!


Скоро в городе Чуй-Токмоке предстанет перед судом Фатима А., вовлекшая в проституцию несовершеннолетнюю В.Б. Подделав кыргызский национальный паспорт, предприимчивая «мамочка» продала девчонку в бордель все в тех же Объединенных Арабских Эмиратах.


Но в последнее время Кыргызстан не только экспортирует своих дочерей. Но и сам претендует на роль «страны сексуального рая». Совсем недавно все тот же Рахманов выявил приехавших из Китайской Народной Республики и промышлявших в Бишкеке трех девиц легкого поведения. В Оше поставлены на учет десять представительниц древнейшей профессии из Узбекистана. В милицейских досье хватает и россиянок, беженок из Таджикистана, гражданок Казахстана.


Сможет ли республика в одиночку противостоять импортно-экспортному валу «коммерческого секса»? Вопрос далеко не праздный …


Александр Зеличенко - независимый журналист, Бишкек