Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Каково геям в Азербайджане

ЛГБТ-лица регулярно сталкиваются с насилием и оскорблениями со стороны чиновников и в своих собственных семьях.
By Vafa Zeynalova
  • Матанат Азизова, руководитель НПО Женский кризисный центр. (Фото: собственность М. Азизовой)
    Матанат Азизова, руководитель НПО Женский кризисный центр. (Фото: собственность М. Азизовой)
  • Кямаля Агазаде, председатель общества Азербайджанские дети.(Фото: собственность К.Агазаде)
    Кямаля Агазаде, председатель общества Азербайджанские дети.(Фото: собственность К.Агазаде)

Сергей Багиров 35- летний гомосексуалист из Баку. Последние 20 лет он не общается со своими родителями.

«Проблемы с семьей у меня начались, когда я понял что я гей, – сказал Багиров. – Мне тогда почему-то было стыдно из-за этого, и я признался во всем родителям. Тем более надо было объяснить, почему меня каждый день бьют в школе ... Отец выгнал меня из дома в тот же день – мне было четырнадцать. Они даже не дали мне документы. И вот мне уже больше тридцати лет и у меня до сих пор нет паспорта».

Багиров работает штукатуром и маляром, делает ремонты в квартирах. По его словам, проявление дискриминации на рабочем месте тоже является обычным явлением.

«Бывало так, что те с кем ты работаешь, узнают, что ты гей и отказываются. Потом пришлось работать одному, и тут снова возникали проблемы. Бывало, что клиенты отказывались мне платить – угрожали, что они нажалуются в полицию. А полиция никогда не помогает геям, не принимает их сторону», – сказал он.

Гомофобия настолько распространена в Азербайджане, что в новом рейтинге, составленном ILGA-EuropeRainbow, Азербайджан занял последнее место среди 49 европейских стран как наихудшее место для проживания лесбиянок, геев, бисексуалов и трансов (ЛГБТ) в Европе.

Армения и Россия заняли второе и третье места, соответственно.

Согласно ежегодному обзору и индексу ILGA-Europe´s 2016 Rainbow, опубликованному в мае, Азербайджан выполнил лишь пять процентов стандартов организации по правовому равенству и обладает высоким показателем случаев насилия, связанных с гомофобией и трансофобией. В прошлом году в Азербайджане было совершено множество нападений на ЛГБТ-лиц, в том числе несколько убийств.

В феврале 2015 года в Шамкирском районе в своей квартире был обнаружен мертвый гомосексуалист. Месяц спустя в Баку был задушен и зарезан 28-летний трансвестит. В июне во время драки в бакинском районе Сабаил была убита женщина-транссексуал. Убит был и ее партнер.

Правозащитница и политэмигрант Матанат Азизова, возглавляющая НПО Женский кризисный центр, рассказала, что ЛГБТ-лица сталкиваются в Азербайджане с серьезными проблемами.

Она добавила, что особенно жесткое отношение к ЛГБТ в регионах и в некоторых пригородах Баку.

«Традиционные и религиозные аспекты жизни общества приводят к огромным психологическим проблемам у ЛГБТ вплоть до мыслей о самоубийстве, – сказала Азизова. – В Азербайджане до сих пор существует советская практика лечить представителей ЛГБТ при помощи уколов и таблеток, часто со стороны родителей это происходит в принудительном порядке».

Она рассказала о встрече со своим приятелем-азербайджанцем, который был вынужден бежать из страны и искать убежище где-нибудь в Европе.

«Его родители до сих пор звонят ему и спрашивают: “А ты лечишься там? ”», – сказала Азизова. 

Гюльнара Мехтиева – представитель организации Дыхание ЛГБТ, а также редактор первого в стране онлайн ЛГБТ журнала Minority.

«Недавно мы отправили жалобу в Минобразования на учебник, используемый в вузах, – сказала она. – Учебник называется "Семейная психология". Там указано, что гомосексуальность это болезнь, патология и т.д. Гомосексуализм поставили в один ряд с инцестом и педофилией».

В своей жалобе организация отметила, что в 1990 году Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) исключила гомосексуальность из Международной классификации болезней.

В ответ, министерство образования предложило Дыханию ЛГБТ обратиться в соответствующиевузы хотя, как отметила Мехтиева «на книге стоит штамп, что она утверждена министерством образования».

Дыхание ЛГБТ также направило жалобу в министерство здравоохранения, и в ответном письме министерство отметило, что в Азербайджане приняты нормы ВОЗ и что т.н. лечение гомосексуализма запрещено.

17 мая в Международный день борьбы с гомофобией, бифобией и трансфобией сайт Gay.Az распространил заявление, пояснив, что: ЛГБТ - сообщество «не стремятся к специальным правам или привилегиям».

«Они просто имеют право на такую же свободу и защиту, что и каждый человек, в соответствии с международными нормами прав человека и закона».

ОТСУТСТВИЕ ТОЛЕРАНТНОСТИ

Молодым людям, от которых отказались семьи зачастую некуда идти.

Председатель общества Азербайджанские детиКямаля Агазаде сказала, что ее организация часто работала с ЛГБТ-подростками, которые жили на улице, потому что их семьи не принимали их ориентации. Ее организация помогала им получить удостоверение личности, поскольку у них была только метрика, а также оказывала психологическую помощь.

«Многие из этих молодых людей от безысходности оказывали на улице секс-услуги, – сказала Агазаде. – В рамках психологической помощи мы пытались помирить их с семьями, но, они [семьи] всегда отказывались».

ЛГБТ в Азербайджане трудно соблюдать такие основные права как проживание с партнером и наличие детей.

35-летняя жительница Баку Сабина Рустамова – лесбиянка. Она пессимистично смотрит на свое будущее и мечтает переехать в страну, в которой к ЛГБТ, по крайней мере, относятся толерантно.

«Я нахожусь уже в том возрасте, когда пора заводить семью, – делится она. – Я хочу семью, хочу детей. Но я понимаю, что наше общество никогда не воспримет меня такой, какая я есть. Мне сложно представить – по крайней мере, здесь, в Азербайджане, – что я живу с женщиной, что мы воспитываем ребенка».

В Азербайджане нет законов, дискриминирующих ЛГБТ, но так же нет законов, защищающих их.

По словам Азизовой, это означает, что законодательство не является приоритетом.

«На сегодняшний день необходимо принятие закона о предотвращении дискриминации ЛГБТ дома, в учебных заведениях, на работе и вообще в среде, – добавила она. – Такой закон мог бы стать инструментом, посредством которого они смогут защитить себя на различных уровнях нашего общества».

Следующим шагом, по ее мнению, мог бы стать вопрос о регистрации совместной собственности, далее однополого брака, усыновлении детей.

«Но об этом можно говорить только после того, как другие проблемы ЛГБТ будут решены», – сказала она.

Азизова отметила, что еще одна проблема, связана с более общим сокращением демократического пространства в Азербайджане.

«Сложно говорить о законе, о свободе собраний для ЛГБТ, когда нарушаются уже существующий закон о свободе собраний как таковых», – сказала она.

В сентябре прошлого года Резолюция Европейского парламента по Азербайджану подчеркнула резкое отношение к ЛГБТ-лицам, осудила политическое разжигание ненависти по отношению к ним.

Но власти, по всей видимости, отрицают эту ситуацию. Пресс-служба министерства внутренних дел заявила IWPR, что их офис никогда не получал никаких жалоб о дискриминации в отношении ЛГБТ-лиц. В пресс-службе Государственного комитета по правам семьи, женщин и детей также сказали, что они никогда не получали никаких жалоб.

Некоторые политики особенно откровенно выражаются против обеспечения прав ЛГБТ.

Депутат парламента от правящей партии Новый Азербайджан Мубариз Гурбанлы заявил информационному агентству Тренд, что однополые браки никогда не будут разрешены.

«У толерантности есть свои границы, которые переходить нельзя, – сказал он. – Толерантность не означает того, что мы должны отказаться от своих позиций. Теперь если мы толерантны, то должны перенять безбожные, направленные против человечества некоторые обычаи Америки и Европы? Должны ли мы также разрешить однополые браки? Нет, и еще раз нет! Мы никогда не пойдем на это».

Некоторые родители считают, что их детям-гомосексуалистам лучше просто покинуть страну.

Мехрибан Исмайловой 81 год и она уже много лет не видела своего сына. Он гомосексуалист и переехал в Германию в 1995 году.

«Я всегда знала, что он такой, и все Советские годы я боялась больше всего, что его посадят, потому, что в законе была такая статья, – сказала она, – Но больше всего я боялась, что узнают родственники. Наверно, они знают, просто мне не говорят».

«Я же знаю, что в Европе ему лучше. Много лет ни у него, ни у нас не было денег, чтобы увидеться. И вот только 10 лет назад мы встретились. К счастью у меня есть еще один сын и внуки. Я знаю, что ему было бы плохо здесь».

Вафа Зейналова, штатный сотрудник IWPR.