Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ЖЕНЩИНЫ ПЛЕМЕНИ КУЧИ БОРЮТСЯ ЗА ВЫЖИВАНИЕ

Женщины из кочевого племени кучи стараются сохранить семьи, невзирая на тяжелые условия.
By

Сурайя живет в своей изорванной палатке в угрюмом поселке Хушал Хан в западных окрестностях Кабула, где нет почти ничего, кроме пыли и колючих растений. В палатке тоже ничего нет кроме пластикового листа, покрывающего пол.


«Палатка, в которой мы живем, очень старая. Когда дует ветер, сюда попадает много пыли. Глаза у моих детей постоянно воспалены. Даже не знаю, что предпринять», говорит Сурайя, сидящая в палатке рядом со своим спящим мужем.


В жизни 25-летней Сурайи, ее мужа и шестерых детей, нет никакого просвета. В таких же условиях живут многие другие представители племени кучи, кочевников-пуштунов, влачивших жалкое существование пастухов и поселившихся в Хушал Хане.


Эти женщины из племени кучи крепкие и смелые. В них нет застенчивости, присущей остальным афганским женщинам. Они с шумом окружили корреспондента IWPR, рассказывая ей о своей жизни и жалуясь на проблемы.


«Здесь у нас была одна женщина, беременная», рассказывает одна из женщин, отказавшаяся назвать свое имя. «У ее безработного мужа не было денег, чтобы отправить ее в больницу, и она умерла».


У 20-летней Варезы уже трое детей. «У нас столько проблем, что не знаю даже, с чего начать», говорит она. «Нет воды, медицинской помощи, работы. Мои дети, вместо того, чтобы ходить в школу, целыми днями играют на дворе под палящим солнцем».


«Почему не обращают на нас внимание?», жалуется она. «Почему они не облегчат нам такую ужасную жизнь?».


22-летняя Муслема, одетая в черно-розовое платье, замужем всего шесть месяцев.


«У моего мужа работы нет. Я долго болела, но денег на лечение у нас нет. Не знаю, что делать», говорит она, раздраженная и отчаянная, сидя в углу палатки. «Наш президент, имени которого я даже не знаю, ничего не сделал, чтобы помочь нам. Мы что, не афганцы? Правительство помогает только тем, кто живет в городе, в собственных домах».


Афганское племя кучи пострадало больше остальных вследствие катастрофических событий последних лет. Из-за конфликта им пришлось покинуть обжитые места, так как пастбища оказались заминированными, а урожай был уничтожен ужасной засухой последних семи лет.


По данным последней переписи населения, проведенной в конце 70-х, численность представителей племени кучи, название которого означает «кочевники», не обозначая при этом отдельную этническую группу, составляла 3,7 миллиона человек. На сегодняшний день вряд ли кто может назвать точную их численность в Афганистане, так как многие из них вынуждены проживать в лагерях беженцев в Пакистане или же растворились среди жителей городов, будучи не в состоянии придерживаться привычного образа жизни.


По приблизительным данным, их сейчас не больше 1,5 миллиона. Есть мнение, что численность кучи уже снизилось чуть ли не до 600 тысяч.


В сентябре состоятся выборы в новый парламент Афганистана. В нем для племени кучи выделено 10 мест, три из которых должны занять женщины. Однако, представители племени считают, что этого недостаточно, так как в парламенте с 249 членами их голос вряд ли будет слышен. Для находящихся в затруднительном положении кочевников это - еще одно подтверждение невнимательности со стороны правительства и их желания изолировать выходцев из племени.


Они жалуются, что обещания обеспечить их передвижными клиниками, школами и другими видами услуг, так и остались обещаниями. Поэтому, люди по прежнему живут в нищете, болеют, остаются безграмотными.


Женщины кучи несут основное бремя. Медицинская помощь им недоступна. Следовательно, среди них особенно высок показатель материнской и детской смертности, широко распространены заболевания половых органов.


«Ни правительство, ни министерство по делам женщин не делают ничего, чтобы помочь нам», говорит 25-летняя Захела, глядя на своего душевнобольного мужа, который лежит неподалеку в пыли в окружении кур, поклевывающих его в голову. «Больниц у нас нет, нет ничего, что бы можно было назвать домом. Нет питьевой воды. Никому нет никакого дела до женщин кучи».


Министр по делам женщин Массуда Джалал подтвердила, что женщины кучи живут в тяжелых условиях. Однако, она также подчеркнула, что министерство делает все, чтобы помочь им. По ее словам, министерство провело опрос для выявления проблем, а результаты передала правительству».


«Мы передали отчет Совету министров», говорит она. «После его рассмотрения совет дал поручения соответствующим министерствам по решению их проблем».


С мнением, что племя кучи относится к самому бедному слою общества, согласен и заместитель министра по пограничным и племенным вопросам Мохаммед Омар Бабракзаи.


По его словам, два года назад была сформирована комиссия в составе восьми министров для повышения уровня грамотности среди детей племени кучи. Комиссия решила открыть начальные школы для кучи во всех центральных провинциях. Однако, дело пока продвигается медленно.


«В прошлом месяце мы получили разрешение открыть начальные школы в центральных провинциях. Сейчас мы ведем переговоры с министерством финансов о выделении средств для открытия этих школ», сказал он.


Комиссия Бабракзаи пытается решить и проблемы здравоохранения.


«Совместно с министерством здравоохранения мы намерены создать передвижные больницы вдоль путей миграции племени кучи», заявил он.


По словам Бабракзаи, оказать помощь пытаются и неправительственные организации. Однако, женщины кучи категорически не согласны с этим мнением. Они считают, что неправительственные организации для них ничего не делают.


«Зачем эти иностранцы приехали к нам в страну, если они ничего не делают, чтобы помочь нам?», вопрошает Сурайя. «Мы были очень счастливы, когда в нашей стране установился мир. Однако, сейчас мы видим, что нам никто ничем не помогает».


Хума Султани, руководитель отдела по улучшению состояния женщин при Независимой комиссии по правам человека Афганистана, с неохотой отозвалась на просьбу прокомментировать положение племени кучи.


«Наша задача оказывать помощь всем афганцам, а не отдельным национальностям или племенам», сказала она и добавила, что в комиссию еще не обращалась ни одна женщина из племени кучи с жалобами о нарушении ее прав.


«Если они обратятся, может быть мы им и сможем помочь», сказала Султани. «По Конституции, у всех афганцев равные права».


Салима Гафари, прошедшая курсы IWPR, Кабул.