Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

АРМЯНСКИЕ МОНАХИНИ: РЕДКАЯ ПОРОДА

В благочестивой Армении только четыре женщины решили уйти в монастырь, но они об этом не сожалеют.
By

Армянская Апостольская Церковь недавно отмечала большой праздник - Обретение Святого Креста. Праздничная литургия в Эчмиадзине, где располагается резиденция духовного лидера страны – Католикоса, была отправлена с некоторым отклонением от традиции - участие в службе приняли... четыре монахини.


Несмотря на популярность и влияние Армянской Апостольской Церкви, армянские монастыри уже давно являются редкостью. Четыре участницы литургии, проходившей во второе воскресенье сентября в храме святой Рипсиме в Эчмиадзине – обитательницы единственного в мире армянского женского монастыря.


Женские монастыри в Армении почти перестали существовать после 4 века н.э., когда царь Пап приказал закрыть их, считая, что женщины должны выходить замуж, а не уединяться от мира, посвящая свою жизнь Богу.


Храм святой Рипсиме был воздвигнут в седьмом веке на том самом месте, где тремя столетиями ранее мученической смерти были преданы Рипсиме и 32 другие праведные девы. Так царь Трдат наказал Рипсиме за то, что она отказалась выйти за него замуж.


Монастырь Святой Рипсиме имеет одну особенность – здесь нет матери игуменьи, и монахини вверены заботам мужчины. «Все мы – дети Бога без различия пола и возраста», - сказал IWPR настоятель монастыря архимандрит Мартирос Погосян.


Отец Мартирос, чье имя в переводе с армянского означает "мученик за веру", является "черным монахом" и не имеет права жениться. По его словам, стезя, которую выбрали женщины, придя в монастырь, необычна, но сделали они это без принуждения. «Уход из мира – дело сугубо добровольное, никто этих женщин не заставлял избрать именно эту жизнь», - сказал он.


Стать монахиней совсем нетрудно, но приняты в монастырь будут только истинно верующие.


«Обитель не место для решения социальных проблем, мы не можем дать людям работу и средства к существованию. У нас даже нет монашеской иерархии, как, например, в Русской Православной Церкви, нет ни срока послушания, а тем более пострига. Мы считаем, если человек пришел к Богу – он это осознал", - сказал отец Мартирос.


"Я тоже человек и понимаю, что уход в монастырь – это своего рода бегство от ненормальной жизни, от неустроенности, может даже от себя».


Из четырех монахинь самой младшей 42 года, самой старшей – 56.


С мирянами монахини общаются редко, но это им не возбраняется. Они могут навещать родственников, съездить в город по надобности. Хотя, как призналась IWPR одна из монахинь, назвавшаяся Елизаветой, особой нужды в поездках в Ереван нет. «Мы живем тихо, ни в чем не нуждаемся, нам даже дают зарплату - 40 долларов в месяц по повелению Католикоса Всех Армян Гарегина II», - сказала она.


Обитель сестер-монахинь небольшая, окружена небольшим садом и огородом. Овощей и фруктов, здесь выращиваемых, вполне хватает сестрам, отцу-настоятелю и дьякону при церкви. Держат здесь и кур, словом – вполне приличное хозяйство, если учесть то, что занимаются им всего четыре женщины, прямо скажем, не очень молодые.


«Мы обязательно участвуем во всех богослужениях, помогаем батюшке чем можем", - говорит сестра Аида.


"Знаете, регламентированная жизнь имеет свои плюсы – четко расписанный день не дает времени предаваться праздным мыслям. Работа здесь есть постоянно – с утра молитва, потом трапеза, работа по хозяйству, еще молитва и отход ко сну. Есть у нас и телевизор, так что отшельниками нас назвать нельзя. Кстати, никакой «церковной цензуры» на просмотр передач нет – просто мы сами выбираем, что нам больше подходит».


Разговор с настоятелем происходил во дворе обители, и из кухни вкусно пахло свежевыпеченным хлебом. «Да, у нас здесь все свое", - сказал он.


Монахини подчиняются только Уставу церкви, которая по Конституции отделена от государства, а это значит, что на них не распространяются никакие социальные выплаты и льготы. Правда, они ни за что и не платят – все коммунальные расходы, равно как и бытовые потребности, оплачивает церковь, а точнее храм, где расположена обитель. «Они избавлены от мирских тягот, и их не страшит нищенская пенсия», - сказал отец Мартирос.


В миру о монахинях думают по-разному.


30-летняя Астхик Погосян к обитательницам монастыря Святой Рипсиме относится скептически. «Может быть, у этих женщин не было другого выхода, кроме как уйти в монастырь, не хватило сил противостоять социальным трудностям. Но с другой стороны – это просто бегство от действительности. Что-то я не верю в их желание служить Богу", - сказала она IWPR.


С ней соглашается Гарегин, работающий менеджером в одной компьютерной фирме. «Это же надо так устать от жизни, чтобы добровольно отказаться от мирских радостей, - удивляется он. - Я бы не хотел для своих родных такой участи». По его мнению, в том, что эти женщины оказались в монастыре, повинно государство, которое не смогло обеспечить им жизнь, альтернативную той, которую они ведут сейчас.


Не приветствует женщин, идущих в монастырь, даже сторож храма. «Люди не должны идти наперекор природе. Женщинам на роду написано выходить замуж, рожать детей, словом – создавать семью. Правильно сделал царь Пап 16 веков тому назад, когда закрыл женские монастыри».


Однако есть и такие, кто восхищается и даже завидует монахиням. «Я бы с радостью ушла в монастырь – не оттого, что жить трудно, а от недостатка духовности. Правда, мне говорят, что это все плод воображения – но я думаю, что права», - говорит мать двоих детей Кнарик Асатрян.


По мнению студентки Лингвистического университета Гаяне Минасян, монахинь должно быть больше. "Что мы видим в жизни – пустоту и погоню за материальным благополучием, о душе подумать некогда. Молодцы эти женщины, будь их больше – лучше было бы для всех нас».


Сестра Аида утверждает, что право выбора всегда остается за женщинами.


«Мы никому не навязываем своего решения. Если кто хочет, может придти в монастырь, и если он, то есть она пришла к нам осознанно – мы будем только рады. А если нет – придется распрощаться. Зла здесь ни на кого не держат, насильно не постригают, мы может быть свободнее других граждан Армении», - сказала сестра Аида.


Карине Тер-Саакян, независимый журналист, Эчмиадзин