Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Таджикские мигранты - заложники отношений с Москвой

Лишь укрепление статуса таджикских мигрантов на межгосударственном уровне может уменьшит шансы использования этой проблемы в политических целях.
By Lola Olimova
  • Многие таджикские трудовые мигранты в России работают на стройках (Фото:Зарина Хушвакт)
    Многие таджикские трудовые мигранты в России работают на стройках (Фото:Зарина Хушвакт)
  • Другие работают торговцами и носильщиками на базарах (Фото: Зарина Хушвакт)
    Другие работают торговцами и носильщиками на базарах (Фото: Зарина Хушвакт)
  • Очень много мигрантов работают также в кафе и ресторанах (Фото: Зарина Хушвакт)
    Очень много мигрантов работают также в кафе и ресторанах (Фото: Зарина Хушвакт)
  • Таджикские мигранты, ожидающие отлета домой, в аэропорту (Фото: Зарина Хушвакт)
    Таджикские мигранты, ожидающие отлета домой, в аэропорту (Фото: Зарина Хушвакт)

Пока Таджикистан завершает новую сделку в сфере безопасности с Москвой, угроза введения визового режима для сотен тысяч таджикских трудовых мигрантов в России показывает, насколько часто эта категория граждан используется в качестве разменной монеты на высоком политическом уровне.

Аналитики, опрошенные IWPR, заявляют, что власти Таджикистана частично сами виновны в том, что не смогли гарантировать своим гражданам жилье и работу в России на законных основаниях, поставив их судьбу на произвол изменений в политическом климате.

Эта проблема вновь вышла на первый план в контексте таджикско-российских переговоров по укреплению границы с Афганистаном.

Российские пограничники патрулировали таджикско-афганскую границу до 2005 года, после чего их заменили таджикские силы. В ходе переговоров по подписанию нового соглашения в сентябре текущего года, существовало предположение, что Москва настолько была заинтересована в безопасности границы бывшего Советского Союза с Афганистаном, что хотела вновь вернуть свои войска назад. Но официальные лица Таджикистана отрицают это и настаивают на том, чтобы текущие договоренности, по которым Россия обеспечивает военными советниками и технической помощью, оставались без значительных изменений. (Читайте: Таджикистан и Россия: разные приоритеты в сфере военного сотрудничества)

Неизвестность относительно того, как сформируется сделка, была достаточным поводом для того, чтобы в России прозвучали новые призывы, вдохновленные статьей в российской "Независимой газете" от 2 августа, в которой Борис Грызлов, спикер Госдумы и лидер правящей партии "Единая Россия", выразил озабоченность повышением наркопотребления в этой стране.

Грызлов предложил лишить граждан Таджикистана возможности приезжать в Россию без виз, если Таджикистан не захочет, чтобы Москва занялась границей.

Его комментарии вызвали громкий протест в Таджикистане, при этом в национальных СМИ обсуждалось, что Россия использует вопрос миграции в качестве шантажа для получения того, чего она хочет в сфере безопасности.

Аналитики из России говорят, что даже если бы взгляды Грызлова разделяли многие в силовых министерствах страны, то мысль о прекращении безвизового проезда для граждан Таджикистана не поддержал бы Кремль, и она выглядела, как популистическое ораторство в преддверии декабрьских парламентских выборов в России.

Тем не менее, эта размолвка подчеркнула напряжение в отношениях между Таджикистаном и Россией.

Многие годы проблема миграции остается спорной. Убийства на почве расизма в России вызвали значительный общественный резонанс в Таджикистане, подчеркнув низкий статус и отсутствие прав у трудовых мигрантов, особенно тех, кто работает нелегально. В то же время, рабочие, работающие за рубежом, отправляли домой внушительные суммы денег на обеспечение своих семей в Таджикистане, а их отсутствие в стране несколько облегчает проблему перенасыщения рынка труда.

По словам Каромата Шарипова, руководителя информационного ресурса Tajmigrant.com, число таджикских граждан в России находится между 1,5 и 2 миллионами.

Мухаммад Эгамзод, руководитель медиа-холдинга Тадж-инфо в Российской Федерации, заявил, что Таджикистан в большой степени зависит от денежных переводов, которые мигранты отправляют домой.

«Я думаю, что будет некая социальная катастрофа, если этот поток прекратится, - говорит он. Некоторые наши политики говорят, что не надо раздувать этот вопрос, но, на самом деле, мы видим, что почти в каждой таджикской семье один или два человека работают в трудовой миграции, в основном в России».

Как и многие в Таджикистане, Шарипов полагает, что серьезное ухудшение отношений с Москвой неизбежно повлияет на положение временных мигрантов. Он вспомнил, как в 2006 году дипломатический скандал привел к депортации грузинских мигрантов из России.

Алиакбар Абдуллаев, руководитель представительства антикоррупционного центра России в Таджикистане, считает, что политическое давление всегда было одной из составляющих международных отношений.

«Любое государство для того, чтобы защитить свои интересы будет использовать все имеющиеся на руках козыри, это его право!» - говорит он.
Как другие аналитики, давшие интервью IWPR, Абдуллаев возразил, что от таджикского правительства зависело отстаивание государственных интересов, и, в частности, защита прав своих граждан за рубежом.

Он заявил, что власти вели себя отчасти безответственно в прошлом и не обеспечили выполнение двусторонних соглашений по вопросу их пребывания.
«Мы своих трудовых мигрантов туда направляли и направляли, как будто бы Россия - это наш собственный дом, как при Союзе было. При этом, никаких юридических документов, межгосударственных пакетов не подписывали», - говорит он.

Таджикский бизнесмен в Москве, не пожелавший афиширования, считает, что российские политики пользуются проблемой миграции только потому, что таджикское правительство не может постоять за себя. Он указывает на непоследовательность в политике и нехватку квалифицированных дипломатов.
«У нас самые слабые дипломаты на всем пространстве СНГ. Они не умеют защищать интересов своей страны, поэтому Россия может в любой момент выгнать всех таджикских трудовых мигрантов из Москвы, и, при этом, мы ничего поделать не сможем», - говорит он.

Между тем, Рахмон Ульмасов, доктор философских наук, проректор Российско-Таджикского славянского университета, говорит о том, что Таджикистану не стоит бояться визового режима с Россией. Наоборот, считает он, если Москва усилит правила миграции, это остановит поток незаконных мигрантов и создаст более упорядоченную систему их пребывания в этой стране.

Ульмасов указывает на то, что многие таджики приняли российское гражданство, на них не повлияют приказы о депортации. Всем остальным же, вынужденным вернуться домой, просто пришлось бы браться за любую работу, даже если они зарабатывали бы не так много, как в России.

Лола Олимова – редактор IWPR в Таджикистане.