Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Кыргызстан: Позитив, проявляющийся на фоне продолжающихся нарушений прав заключенных

Автор: Валентина Галич, Voice of Freedom, Таш-Кумыр, 18 сентября 2011
By Cтатьи Партнеров

В последнее время власти Кыргызстана обратили внимание на проблемы пыток на всех уровнях, включая парламент и президента страны. Тем не менее, о серьезных изменениях ситуации к лучшему говорить не приходится. Сегодняшний гость нашей рубрики Валентина Галич, руководитель общественной правозащитной организации «Чинтамани», которая занимается проблемами пыток и мониторингом мест предварительного заключения уже несколько лет.

Во время мониторинга закрытых учреждений, в частности изоляторов временного содержания (ИВС) отделов внутренних дел (ОВД), правозащитными организациями и сотрудниками аппарата омбудсмена Кыргызстана, традиционно акцент делается на выявления фактов пыток в отношении следственно-арестованных. При этом следственно-арестованные не всегда проявляют доверие и смелость рассказать о жестоком обращении, что значительно затрудняет, а зачастую и делает невозможным выявление таких фактов.

Причины такого положения дел очевидны и понятны даже не сведущему в инструментах и методах мониторинга рядовому обывателю, потому, как учреждения такого типа уже давно прославились своими негласными приемами во время задержания, водворения и допроса. Не каждый милиционер у нас в стране осознает, что приемам борьбы (самообороны) его обучали для того, чтобы причинить наименьший вред подозреваемому при проведении следственно-оперативных мероприятий, а не наоборот.

В силу профессиональной привычки и для повышения планов раскрываемости, работники милиции зачастую проявляют недюжинное рвение и, минуя саму букву закона, забывают о соблюдении элементарных прав, которыми обладают следственно-арестованные ИВС.

В Джалал-Абадской области уже четвертый год работают общественные группымониторинга, сформированные Джалал-Абадской правозащитной сетью из числа активных граждан местного сообщества. В каждую такую группу входят депутаты, врачи, журналисты, представители суда аксакалов. Мониторщики стараются ежемесячно посещать ИВС ОВД городов Таш-Кумыра, Кара-Куля, Майлуу-Суу, Кербена, а также сел Ала-Буки и Чаткала. В ходе проверки кроме визуального осмотра проводится и анкетирование обитателей ИВС.

Увы, неутешительные результаты такого общественного мониторинга с печальным постоянством сохраняют свой паритет на фоне смены государственной власти и политических элит. Эту работу общественные активисты осуществляют на безвозмездной основе и, надо сказать, добились значительных сдвигов по улучшению условий содержания заключенных.

Двери, трубы, санузлы…

Нельзя не отметить некоторое улучшение условий содержания в ИВС области. Позитивные изменения произошли не без усилий членов групп общественного мониторинга, которые занимались освещением выявленных проблем в ИВС на сессиях местных Кенешей (органы местного самоуправления. – прим. ред.) и в местных СМИ.

В частности, в ИВС ОВД города Майлуу-Суу в 2010 году на средства местного бюджета был проведен плановый, капитальный ремонт.

Установлены новые бронированные двери в изолятор и комнату свиданий. В каждую камеру проведен водопровод, подключена холодная вода и подведены трубы канализации, установлены раковины. Вдоль стен появились трубы отопления, которые подключены к центральному городскому отоплению. Отдельное помещение выделено и для душа, куда также подведены канализация, горячая и холодная вода.

На средства местного бюджета проведена реконструкция изолятора ИВС города Кара-Куля. Почти во всех камерах установлены новые унитазы и раковины, заменены сгнившие деревянные полы, отремонтированы камера для задержания административных правонарушителей и комната для свиданий, появился душ.

В Чаткальском районе условия содержания в ИВС тоже улучшились. Сам ИВС расположен в подвальном помещении и раннее там было сыро и темно. Страдали не только содержащиеся там следственно-арестованные, но и сами работники изолятора. Местный бюджет выделил средства и в помещении были побелены стены, а также произведена бетонная стяжка пола, в результате которой он поднялся на 30 см. Теперь в изоляторе стало гораздо теплее, сырость исчезла.

Мертвый УПК, неграмотные арестанты

Но все же, несмотря на очевидные улучшения условий содержания, во всех ИВС Джалал-Абадской области остаются проблемы с соблюдением прав следственно-арестованных. Результаты опросов обитателей ИВС, проведенных за 2010 год и восемь месяцев 2011 года, говорят о том, что протокол о задержании следственно-арестованных составляется только через несколько дней после задержания, а не в течение трех часов с момента фактического доставления задержанного как этого требует статья 95 Уголовно-процессуального кодекса (УПК) КР. Зачастую на подпись задержанному протокол подается без возможности ознакомления с его содержанием.

Продолжаются повсеместные нарушения, касающиеся полного разъяснения прав задержанных в качестве подозреваемых и обвиняемых. Как правило, милиционеры ограничиваются частичным информированием о праве на адвоката. Как показывают результаты мониторинга, о правах подозреваемых, обвиняемых, подсудимых и осужденных, широко расписанных в УПК, граждан не знакомят. Нарушаются требования закона о необходимости разъяснения прав граждан при допросе. А если, подозреваемый и получает письменное разъяснение своих прав, то происходит это формально - ограничивается только проставлением подписи под протоколом, лишь для приобщения к материалам дела.

Из беседы со следственно-арестованными ИВС, очевидно, что каждый из них в течение всего времени своего пребывания в ОВД подписывает несколько бумаг. Однако следственно-арестованные затруднялись ответить о том, каково содержание подписываемого ими документа и что именно они вообще подписали. Большой проблемой для самих участников исследования является и то, что разницы между статусом задержанный, подозреваемый, обвиняемый и подсудимый для них ввиду их правовой безграмотности не существует. В большинстве случаев все они считают себя обвиняемыми с момента доставления в орган дознания, а протоколы подписывают зачастую не читая и без внесения уточнений или дополнений, соответствующих данным, ранее сообщенным следователю.

Защиту большинства следственно-арестованных, - в основном они являются представителями малоимущих слоев населения, - осуществляют адвокаты по назначению следователя, в народе их называют «дежурный адвокат» или «карманный адвокат». Как показал опрос заключенных, в большинстве случаев эти адвокаты взимают дополнительную оплату за свои услуги, принуждая заключать с ними отдельный договор на оказание платных услуг. Меж тем, оплата труда таких адвокатов производится за счет государства.

Качество проводимой назначенными адвокатами защиты зависит в первую очередь от финансового благополучия заключенного, либо его родственников. В большинстве случаев следственно-арестованные на момент их фактического задержания не обеспечиваются адвокаом. Можно констатировать нарушение конституционного права гражданина на юридическую помощь и защиту за счет государства в случае отсутствия у него средств на адвоката. В ходе мониторинга участники общественных групп параллельно с проводимым опросом давали заключенным информацию об их правах, частично выполняя функции адвокатов.

Отсутствие, либо добровольный отказ задержанных от услуг адвоката еще более усугубляет ситуацию с нарушением прав в местах предварительного заключения. Ведь именно адвокат может помочь и разъяснить задержанному, как ему вести себя во время допросов, очной ставки, опознания, следственного эксперимента, проведения экспертизы, рассказать о сроках той или иной стадии процесса, стать надежной опорой в защите.

Угрюмые прокуроры, страх заключенных

Приход прокурора и обращение к нему с жалобами воспринимается следственно-арестованными как бесполезная трата времени, поскольку отсутствует обратная связь. Недоверие заключенных к прокурору обусловлено еще и тем, что они изначально воспринимают его только как гособвинителя, но не как надзорный орган, обязанный следить и пресекать случаи физического насилия. Впрочем, отношение прокуратуры к пострадавшим от пыток это полностью подтверждает.

Результаты мониторинга также показали отсутствие должного внимания состоянию здоровья заключенных. Как засвидетельствовали в ходе опроса члены групп общественного мониторинга, в ИВС отсутствует периодический осмотр медицинским работником. Кроме того не проводится медицинского освидетельствования перед водворением в камеру.

К сожалению, в ходе мониторинга ни один из заключенных открыто в письменном виде не пожаловался на побои со стороны сотрудников милиции - постовых ИВС и сотрудников отдела уголовного розыска и следственного отдела ОВД. По словам заключенных, они испытывают только словесную грубость и пренебрежительность со стороны милиционеров. Хотя из неофициальных источников регулярно поступает информация о фактах пыток и сотрудниках ОВД, которые применяют их к заключенным. Зачастую пострадавшие, боясь ухудшения своего положения в застенках, гонений со стороны сотрудников милиции, не подают письменных заявления с жалобой на их противозаконные действия.

На протяжении всего периода проверки у общественных групп мониторинга периодически возникали трудности с посещением того или иного закрытого учреждения и доступом к документации. Руководство этих учреждений предпринимало неоднократные попытки не впускать группу для проведения мониторинга. Отказ мотивировался отсутствием у гражданских активистов соответствующих полномочий, иногда ссылались на указание вышестоящего руководства области и отказывали в ознакомлении с документацией, касающейся соблюдения прав и соответствующих процедур содержащихся граждан в данном учреждении.

Надежда на закон

Места лишения свободы закрыты для внешнего мира, и содержащиеся в них лица особо подвержены риску пыток. Наличие или отсутствие в стране практики применения пыток является индикатором того, насколько местное законодательство соответствует европейскому уровню защиты прав человека. Принятие закона о национальном превентивном механизме против пыток (НПМ) позволит создать систему предотвращения нарушений закона, противодействия жестокому обращению не только в МВД и ГУИН, но и в детских домах, домах престарелых, медицинских и психиатрических учреждениях.

В настоящее время в парламенте нашей республики прошли слушания по законопроекту «О национальном превентивном механизме по предупреждению пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания». Согласно рассматриваемому законопроекту, национальный превентивный механизм будет отслеживать случаи применения насилия в отношении заключенных и подследственных.

Эксперты института НПМ смогут не только говорить с заключенными, но изучать их личные дела и медицинские карты, чтобы выявлять нарушения в ходе обращении с ними. Помимо глубоких ревизий сотрудники НПМ смогут проводить промежуточные проверки. Эти короткие посещения мест заключения позволят узнать, выполнила ли администрация того или иного учреждения рекомендации НПМ, не было ли оказано воздействие на тех заключенных, которые общались с представителями НПМ и жаловался на плохое обращение.

Одним из важных моментов в законопроекте является статья 12, в которой прописано, что членом Национального превентивного механизма может быть избран любой дееспособный гражданин Кыргызской Республики, достигший 21-летнего возраста и обладающий безупречной репутацией. Предпочтение будет отдано кандидатам, имеющим опыт практической работы юристом, педагогом, врачом, психологом, психиатром, социальным работником. А также опыт работы с уязвимыми группами общества: мигрантами, несовершеннолетними, лицами с умственными и физическими ограничениями, с этническими и языковыми меньшинствами.

Будет также учтен профессиональный опыт в управлении и осуществлении контроля над местами лишения и ограничения свободы, или опыт мониторинга мест лишения и ограничения свободы. Таким образом, есть все основания полагать, что с принятием данного законопроекта, гражданские активисты будут вовлечены в работу по осуществлению уже беспрепятственного мониторинга закрытых учреждений на законных основаниях.

www.vof.kg