Таджикские повстанцы сложили оружие в Бадахшане

За новостями об убийстве местного политического деятеля последовали блокировки интернет-сайтов.
  • Лидер ПИВТ Мухиддин Кабири на пресс-конференции 30 июля. (Фото: IWPR)

Таджикистана в Горном Бадахшане, начали сдавать оружие, но убийство местного политика, который критиковал действия властей, привело к возникновению новых трений.

31 июля министерство внутренних дел сообщило, после того, как было объявлено об амнистии для тех, кто добровольно разоружится, 200 единиц оружия были переданы властям.

Официально объявлено, что в столкновениях на прошлой неделе между правительственными войсками и сторонниками неподчинившегося военачальника Толиба Аёмбекова в районе провинциального центра Хорога погибло 48 человек

Аёмбеков, офицер пограничных войск, отказался явиться на допрос 21 июля по делу об убийстве регионального начальника службы безопасности генерал-майора Абдулло Назарова и сдать своих соратников, подозреваемых в причастности к этому преступлению.

Согласно последним официальным данным, в боях погибли 17 военнослужащих, 30 вооруженных сторонников Аёмбеоква и один мирный житель, хотя некоторые местные жители назвали более высокие цифры. Сорок один мятежник, пять из которых граждане ближайшего соседа, Афганистана, были захвачены в плен.

«Все мы были очень напуганы», - рассказала IWPR одна жительница Хорога, «Дети постоянно плакали и вздрагивали от разрыва гранат и беспрестанной стрельбы. В первый день с питанием было еще нормально, потому что все пришли со своими запасами. А потом вода закончилась и хлеб высох. Мы питались сухим хлебом, не было воды. И так было в течение трех дней”.

Она описала, как во время затишья в боях люди уехали в более безопасные места города или окружающие кишлаки.

«У нас по соседству живет пожилой человек, ему примерно 60 лет. Он умер от сердечного приступа. У одной молодой женщина случился выкидыш, и не было возможности обратиться к врачам. То, что мы пережили – это ужас”.

Соглашение о прекращении огня начало действовать с 25 июля, власти Таджикистана продолжали вести переговоры с повстанцами, спокойствие, в основном, было восстановлено, хотя в некоторых микрорайонах Хорога возникали отдельные локальные боестолкновения. По сообщению РСЕ / РС радио, правительственные войска по-прежнему дислоцируюся в городе, но выведены из соседнего Рошткалинского района.  (См. «Зыбкое перемирие на юго-востоке Таджикистана»).

С 28 июля в городе начали работать стационарные телефоны, частично восстановлена и мобильная связь. Люди, оказавшиеся заблокированными в результате боевых действий, в том числе иностранные туристы, смогли покинуть Бадахшан и выехать в сторону таджикской столицы, Душанбе.

Соглашение о перемирии стало возможным благодаря посреднической помощи команды, в которую вошли авторитетные представители местных жители и чиновников, а также представители исмаилитской ветви Ислама, которой следуют люди в Бадахшане. К ним относятся местные священнослужители и представители Фонда Ага Хана, который в последние два десятилетия занимался развитием региона.

Имам Карим Агахана IV, имеющий большое влияние в регионе, как лидер всех исмаилитов, сыграл ключевую роль в убеждении повстанцев принять перемирие. Он призывал своих духовных последователей воздержаться от насилия и соблюдать закон во имя сохранения мира.

Однако переход к стабильности был омрачен известием о смерти и, очевидно, преднамеренным убийством Сабзали Мамадризоева, лидера Бадахшанского отделения Партии исламского возрождения, ПИВТ.

Мамадризоев исчез вскоре после участия 23 июля в митинге, в Хороге, где участники призывали к прекращению боевых действий. В своей речи он подверг критике правительство Таджикистана за то, что социально-экономическая ситуация в стране вынуждает большую часть трудоспособного населения Бадахшана уезжать на заработки за границу.

Его тело было обнаружено спустя три дня далеко от его дома.

Местные СМИ цитируют члена ПИВТ, который на правах анонимности, сообщил: «После митинга Мамадризоев был задержан силами правоохранительных органов, и отвезен в место, известное как Калъа. Там он был жестоко избит, а затем расстрелян их автомата Калашникова».

Хотя большинство членов ПИВТ в Таджикистане являются мусульманами-суннитами, Мамадризоев был местным жителем и исмаилитом по вере.

Общенациональный лидер ПИВТ Мухиддин Кабири осудил убийство на пресс-конференции 30 июля, и призвал таджикские власти расследовать этот случай с такой же строгостью, как они отнеслись к убийству генерал-майора Назарова.

Подозрения о возможной причастности правительственных сил в смерти Мамадризоева усилило видео, выложенное на Youtube, на котором видно, как люди в военной форме расстреливают человека и выбрасываю его тело на пустынной улице.

Кабири признает, что неясно, был ли это Мамадризоев, но сказал, что "даже если этот человек не Сабзали Мамадризоев, а другой человек - даже преступник - он имеет право на гуманное обращение и надлежащее судебное расследование".

На следующий день после того, как появились эти кадры, YouTube был заблокирован в Таджикистане. Власти также закрыли доступ к другим сайтам, в том числе BBC, таджикский новостной сайт ozodagon.com и русские новостные порталы vesti.ru, lenta.ru и ferghana.ru.

Глава Ассоциации интернет-провайдеров Таджикистана  Парвина Ибодова сказала, что сайты были заблокированы по устному приказу государственной Службы связи.

«Честно говоря, мы не успеваем оповещать людей о том, что блокируют различные сайты. Утром блокируют одни сайты, вечером открывают какие-то. Делается все это неофициально, без письменного уведомления, телефонным звонком или смс-кой, либо указанием по факсу», - сказала она.
 

Лола Олимова, редактор IWPR в Таджикистане.

Если вы хотели бы прокомментировать или задать вопрос об этой статьи, свяжитесь с нашей редакционной командой по Центральной Азии: feedback.ca @ iwpr.net.

 


Also in this issue

Медиа-активисты сомневаются в целесообразности мониторинга интернета спецслужбами на предмет разжигания межнациональной розни.
Несоразмерные боевые действия нанесли удар по всему, что было достигнуто после окончания гражданской войны.
Фото-репортаж о повреждениях и ущербе от уличных боев между правительственными войсками и повстанцами.
За новостями об убийстве местного политического деятеля последовали блокировки интернет-сайтов.