Судьба таджикского мигранта: Петербург-Шурипоён

Автор: Галим Фасхутдинов, «Немецкая волна»,

У Раногуль Шукуровой - трое детей. Двое из них родились в Санкт-Петербурге. Женщина показывает свидетельства о рождении сыновей и говорит, что эти документы, возможно, помогут им в будущем получить российское гражданство: "Очень хочется, чтобы дети, повзрослев, уехали жить в Россию, поступили в университет и стали работать".

На деньги, которые Шукурова заработала в Санкт-Петербурге, она содержит в Шурипоёне небольшой магазин. Здесь сельчане могут купить продукты, хозяйственные товары и одежду. Раногуль была одной из первых в поселке, кто проложил себе дорогу в Россию.

В Шурипоёне, который в советские годы считался индустриальным, остановилось производство. "Тут вокруг стоят несколько предприятий - ремонтно-механический завод, керамзитный завод, комбинат "Таджикзолото", дальше внизу большой комплекс фермы. Они все сегодня не работают", - говорит руководитель организации "Миграция и развитие" Музаффар Зарипов.

Ориентация на Питер

В Шурипоёне сложились свои миграционные маршруты. Часть людей уезжает на Урал и обустраивается в Екатеринбурге. Большинство стремится попасть в западную часть России. "Из Шурипоёна люди в основном выезжают в Санкт-Петербург и Ленинградскую область. Они уже привыкли там работать. Этот регион стал для них родным. В Питере ведь еще и народ особенный, толерантный к приезжим. В этом смысле там легче жить и работать".

Сегодня в Санкт-Петербурге трудятся около 150 выходцев из этого села: в среднем - по два человека из каждого дома. Раньше мигрантов было больше. На отток людей серьезно повлиял кризис, да и представители первой волны миграции стали возвращаться на родину. Как поясняет Музаффар Зарипов, "возвратная миграция из Санкт-Петербурга тоже есть - вернулись многие из тех, кому уже под пятьдесят".

Весна - пора миграции

Мигранты из Шурипоёна делятся на две категории: сезонные и постоянные. Те, кто несколько лет живет и работает безвыездно, стараются переехать в Санкт-Петербург вместе со всей семьей. Мужчины, как правило, трудятся на стройках, женщины работают в сфере обслуживания - магазинах, столовых, прачечных. Амир Шоев провел в Санкт-Петербурге целых 15 лет, там же учился в школе. В университет поступать не стал - пошел трудиться, чтобы помочь семье. "Для нерусского найти престижную работу сложно. Трудился на стройке, на рынке. Проблем никаких не было". Вот уже почти полгода, как Амир вернулся домой. Но работу найти не может. Сейчас он собирается вновь упаковывать чемоданы, чтобы отправиться в Питер.

По соседству с Амиром Шоевым живет Равшан Саидов. Восемь месяцев назад он вернулся в Таджикистан, но сейчас тоже собирается ехать обратно в Россию. "Деньги, которые там заработал, уже закончились. Работу, конечно, здесь можно найти, вот только зарплаты не хватит даже на питание". В Санкт-Петербурге у Равшана живет супруга. Она русская, работает в компании по производству пластиковых окон. У них есть дочь Наташа. Равшан ее называет на свой лад - Наргис.

У Равшана в Питере сегодня работают еще два брата. Именно их денежные переводы сегодня являются поддержкой для родителей, хотя суммы переводов небольшие. "В месяц они отправляют 3-4 тысячи рублей", - говорит Равшан.

 

«Немецкая волна» http://www.dw-world.de/dw/article/0,,5538269,00.html