Узбекистан: эксплуатация учителей и врачей

Активисты в Узбекистане говорят, что на протяжении последних месяцев, начиная с осени прошлого года, участились случаи эксплуатации работников бюджетной сферы, привлечения их на различные строительные, ремонтные работы, благоустройство территорий и сборы денег с граждан за коммунальные услуги.

В случае отказа от принудительного труда людям грозят увольнениям, и они из-за страха лишиться работы вынуждены беспрекословно терпеть такую эксплуатацию. 

«Бюджетники думают: лучше я отработаю, чем буду выступать против и лишусь того небольшого заработка, что есть», - говорит Лайло Хамидова, адвокат из Ташкента. 

Принуждение учителей и врачей к работам не по профилю является прямым нарушением Трудового кодекса Узбекистана, продолжает юрист, но судебных прецедентов по восстановлению справедливости по данному факту пока не было. 

«В судах отстаивать свои права люди не решаются, ведь власти могут посчитать это как выступление против государственной политики», - добавила Хамидова. 

Практика принуждения людей к «общественно-полезному труду» уходит корнями в прошлое столетие, когда Узбекистан входил в состав Советского Союза. К примеру, вывоз людей и несовершеннолетних на хлопковые плантации, субботники и безвозмездная работа на стройках – это пережитки советского авторитарного прошлого.

«Сейчас у нас в стране многие виды эксплуатации трактуют как метод «хашара», [прим. традиция добровольной взаимопомощи], - говорит обозреватель из Ташкента, - и поэтому отвертеться от принудительного труда невозможно».

Учитель из Сырдарьи, города в центральной части Узбекистана, рассказал, что руководство школы заставляло преподавателей участвовать в качестве разнорабочих на строительстве домов в сельской местности, возведение которых предусмотрено специальной госпрограммой. 

«Нас обязали помогать стране, - рассказывает учитель, - потому что за несвоевременное выполнение данной программы уже были отстранены от должности и посажены в тюрьму ряд чиновников». 

Кроме педагогов, на стройки отправляют и врачей. К примеру, в Самаркандской области мужчинам из числа бюджетников было поручено работать штукатурами, помогать кровельщикам, а на женщин возлагаются задачи готовить строителям пищу и убирать местность.

Врач-реаниматолог из поликлиники в городе Чирчик, в 30 километрах от Ташкента, рассказал, что ему надоело ходить на внеплановые субботники, которые проводятся раз в три дня и выполнять там работу дворников. 

По словам врача из поликлиники № 13 в Ташкенте, каждую неделю его и коллег направляют на «дополнительные работы», предусмотренные специальной инструкцией, присланной из Министерства здравоохранения. «К примеру, работы по озеленению территории даются в нагрузку врачам, чтобы отработать затраты государства на медицину», - рассказывает он. 

Педагог из Дангаринского района в Ферганской области на востоке страны пожаловался, что помимо преподавательской нагрузки в школе в свободное от работы время, а иногда и вместо уроков руководство заставляет его ходить по домам и собирать деньги с населения за коммунальные услуги.

«Говорят, что когда приходят учителя и убеждают платить по счетам, неплательщикам становится стыдно, и они начинают платить, - говорит педагог. - Нас заставляют делать дополнительную работу, но при этом за нее не платят». 

В последнее время власти придумали и новый вид эксплуатации. Всех работников системы образования обязали следить за учениками при посещении ими интернет-клубов, а после ходить по домам школьников и предупреждать их и их семьи о наличии в Интернете «угроз миру и стабильности государства».

Данная статья была подготовлена в рамках проекта «Новостная сводка Центральной Азии», финансируемого фондом National Endowment for Democracy.

Если у вас есть комментарии или вы хотите задать вопрос по этому материалу, вы можете направить письмо нашей редакторской команде по Центральной Азии на адрес feedback.ca@iwpr.net.