Армянские заключенные прибегают к крайним формам протеста

Правозащитники заявляют, что осужденные доведены до отчаяния нечеловеческими условиями содержания в местах заключения и безразличием чиновников.
  • Ереванская тюрьма Нубарашен, декабрь 2012 года. (Фото: Каринэ Ионесян)

Вспышки протеста стали сотрясать тюремную систему Армении после того, как, пытаясь привлечь внимание к нечеловеческим условиям содержания в пенитенциарных учреждениях, заключенные начали прибегать к таким крайним мерам, как самокалечение.

Некоторые заключенные зашили себе рты, один человек отрезал себе палец и, по мнению правозащитников, эти действия являются актом отчаяния в ответ на систему, которая отказывает заключенным в основных правах, и на существующие в тюрьмах условия.

Председатель Хельсинкского комитета Армении Аветик Ишханян отмечает, что нет конкретной статистики о том, сколько заключенных наносят себе увечья, хотя это довольно распространенное явление.

«Я сам стал свидетелем того, как в уголовно-исправительном учреждении Горис один из заключенных пригвоздил свою стопу к полу, а в тюрьмах в Нубарашене и Горисe я видел осужденных, у которых были зашиты глаза и рты»,-сказал Ишханян репортеру IWPR. «Получается, что если бы мы не посетили эти тюрьмы, то не узнали бы об этом».

Ишханян сказал, что осужденные, которые прибегают к подобным мерам, делают это от отчаяния.

«Фактически, их протесты остаются без ответа. Они обращаются за помощью к общественным организациям, у которых нет большого влияния, а после этого прибегают к самокалечению»,- рассказал он.

Большинство бывших заключенных с неохотой рассказывают об условиях заключения. Репортер IWPR побеседовал с политический активистом Вардгесом Гаспари, который оказался за решеткой после президентских выборов 2008 года.

По его словам, существующие там условия вынуждали заключенных прибегать к самокалечанию или устраивать голодовки.

«Я сам просидел около шести месяцев в камере, где были невыносимые условия. Я видел, как сточные воды постоянно просачивались в камеру...Изолятор был полон крыс. В камере сидело 18 человек, хотя она рассчитана только на восемь», - сказал он.

Репортер IWPR также взял интервью у регулярного посетителя ереванской тюрьмы Нубарашен Вениамина Овакимяна, который каждую неделю навещает сына Степана и приносит ему продукты, поскольку еда, которой кормят заключенных очень плохого качества. Степан приговорен к трем годам заключения за кражу.

«Я не удивляюсь, когда кто-то отрезает себе палец и посылает его соответствующим органам власти, а кто-то зашивает себе рот»,- сказал Овакимян. «Сколько раз мы слышали о самоубийствах? Ни одно дело не было расследовано должным образом».

Организация Ишханяна одна из немногих, которая пытается говорить о проблемах, начиная с отвратительных условий проживания и переполненности камер, заканчивая плохим питанием, некачественной медицинской помощью и сокращением времени, установленной законом, ежедневной часовой прогулки.

По словам главы Института гражданского общества Армана Даниеляна: «Люди пытаются опротестовывать проблемы правовым путем, но их жалобы остаются неуслышанными».

По словам правозащитников, еще одна проблема, которая стоит перед осужденными - это запугивание со стороны более влиятельных заключенных. Ишханян говорит о «иерархической, коррумпированной системе, существующей среди заключенных, которая не допускает того, чтобы правомерные жалобы доходили до соответствующих инстанций».

По словам Гаспари, главари организованных группировок, существующих в тюремной системе, подчиняют себе остальных заключенных – отбирают у них деньги и пользуются другими привилегиями.

«Хотя об этом не говорят напрямую, нечеловеческие отношения, царящие в тюрьмах, также становятся причиной того, чтобы люди прибегали к подобным крайним мерам»,-сказал он. «Я даже знаю конкретный случай, когда человек объявлял голодовку с той целью, чтобы его перевели в другое место, поскольку до этого он подвергался давлению и был изолирован».

В других постсоветских государствах таких, как Казахстан и Кыргызстан, всплеск подобных случаев самокалечения был расценен, как действия организованных преступников, проводящих коллективные акции для оказания давления на власти. Однако пресс-секретарь министерства юстиции Каринэ Калантарян отрицает, что подобное вообще происходит в армянских тюрьмах.

«Самокалечание - это способ выражения протеста»,-заявила она. «Подобные явления достаточно распространены,как в Армении, так и в развитых странах».

Министр юстиции Грайр Товмасян, который в рамках своих должностных полномочий несет ответственность за пенитенциарные учреждения Армении, в которых сейчас находятся около 5 000 заключенных, убежден, что зашивание ртов и глаз заключенными, «такое же обычное дело, как то, что девушки носят серьги». Этот комментарий не удовлетворил правозащитников.

Товмасян отметил, что случаи самокалечения находится за пределами полномочий министерства юстиции.

«Они в основном выражали недовольство в связи с судебным приговором, вынесенном в их отношении или в связи с процессом [предварительного] расследования»,- сказал он.

Министр также не согласен с заявлениями о том, что правовая система недоступна для заключенных.

«Утверждена стратегическая программа правовых и судебных реформ на 2012-2016гг., ведется серьезнейшая работа для внедрения службы пробации. Только в 2012 году, несколько сотрудников различного ранга и занимающие разные должности в уголовно-исправительных учреждениях, были подвергнуты дисциплинарной ответственности»,-заявил он.

Омбудсмен Армении Карен Андреасян не согласен с оценкой министра и считает, что если эпидемия самокалечения станет чем-то обычным, то рискует превратиться в серьезную проблему для всей тюремной системы.

Андреасян потребовал выделить 11 миллионов драм ($27,000) для того, чтобы офис защитника прав человека смог предотвратить насилие и пытки в закрытых учреждениях, однако просьбу Защитника прав человека Армении отклонили.

Ишханян заявил, что Армянские тюрьмы являются учреждениями советского типа, предназначенными для изоляции заключенных, а не для их реабилитации.

«На данный момент никакого контроля нет, и эта система стала самой закрытой»,-сказал он. «Я согласен с министром в плане того, что не имеет смысла ремонтировать здание, находящееся в аварийном состоянии, что необходимо построить новое учреждение, но эту новую тюрьму строят уже 5-6 лет».

По словам Товмасяна: «Ведется строительство пенитенциарного учреждения Армавир, которое завершится осенью 2014 года».

Правозащитники предупреждают, что заключенные могут подать коллективный иск в Европейский суд по правам человека,поскольку согласно Европейской конвенции по правам человека, никто не должен подвергаться негуманному и унизительному обращению.

Каринэ Ионесян, репортер www.lragir.am 


Also in this issue

Human rights defenders say convicts driven to desperation by poor conditions and unheeding officials.
Incumbent faces seven challengers, but there is little doubt who will win.
Riots in small town of Ismayilli after street fight escalates.
Prime minister’s charity group accused of making selective compensation awards.