Comment

Лидер националистов Кыргызстана утрачивает свои позиции

Когда-то властный политик просчитался при подготовке мини-революции.
  • Камчыбек Ташиев во время президентских выборов 2011 года. (Фото: Игорь Коваленко)
  • Демонстрация в Бишкеке 17 октября, призывающая к освобождению  Камчыбека Ташиева и двух других лидеров партии "Ата-Журт". (Фото: Светлана Зеленская, предоставлено kloop.kg)
  • Демонстрация в Бишкеке 17 октября, призывающая к освобождению  Камчыбека Ташиева и двух других лидеров партии "Ата-Журт.  (Фото: Светлана Зеленская, предоставлено kloop.kg)
  • Демонстрация в Бишкеке 17 октября, призывающая к освобождению  Камчыбека Ташиева и двух других лидеров партии "Ата-Журт.   (Фото: Светлана Зеленская, предоставлено kloop.kg)

Лидер националистов Кыргызстана Камчыбек Ташиев потерпел неудачу при попытке штурмовать здание парламента, что свидетельствует о том, что общественность уже не желает смены режима таким образом, как это происходило в 2005 и 2010 годах. Также это может быть признаком того, что Ташиев и его партия "Ата-Журт" уже не пользуются таким влиянием, как раньше.

Ташиев и два других лидера "Ата-Журт", Талант Мамытов и Садыр Жапаров, были арестованы 3 октября после того, как возглавили толпу сторонников в попытке штурмовать здание парламента Кыргызстана. 

Им предъявили обвинение в публичном призыве к государственному перевороту – а это серьезное обвинение, которое может привести к тюремному заключению до 20 лет. 

Тот день начался с митинга нескольких сотен сторонников партии "Ата-Журт" возле здания парламента в Бишкеке. Они призывали к ренационализации рудника Кумтор, который в настоящее время эксплуатируется канадской фирмой "Центерра Голд".

Обращаясь к толпе, Ташиев спросил, посмеет ли кто-нибудь присоединиться к нему с целью захвата власти. Затем он возглавил группу из 50 человек, которые взобрались на периметральное ограждение и попытались ворваться в здание парламента, членом которого он сам является. Один из политиков окрестил эту попытку "заборной революцией".

Силовики использовали слезоточивый газ и служебных собак для сдерживания нападающих. Трое были отправлены в больницу с огнестрельными ранениями, а еще семеро с незначительными ушибами.

Налицо были параллели с революциями 2005 и 2010 годов - массовые толпы, штурмующие центр власти и изгоняющие авторитарных лидеров.

Но эта попытка потерпела фиаско. Она напомнила плохо срежиссированный спектакль, в котором ведущие актеры не думают о тех, кого они вынудили стать “революционерами”, и о возможных жертвах, которых могло быть намного больше.

"Ата-Журт" сильно ослабла с 2010 года, когда она появилась на политической сцене на волне масштабного межэтнического насилия на юге Кыргызстана в июне того же года.

Националистическая пропаганда партии подхватила настроение общества в тот момент и она одержала победу на парламентских выборах в октябре 2010 года – хотя и не смогла достичь абсолютного большинство – и стала частью правящей коалиции. Однако, к концу 2011 года, коалиция распалась по инициативе других ее членов.

Но, с тех пор ее позиция значительна ослабла, как из-за трений между ее лидерами, которые публично критиковали друг друга, так и потому, что националистический настрой не так притягивает общественное внимание, как раньше.

После задержания Ташиева за его неудачную попытку переворота, репутация "Ата-Журт" выглядит серьезно подпорченной. Все это происходит в тот момент, когда партия надеется получить места в Бишкеке 25 ноября на местных выборах.

Поддержка партии "Ата-Журт" все еще остается сильной на ее родине, на юге Кыргызстана. Один из митингов в поддержку арестованных лидеров в начале октября собрал несколько сотен ее сторонников. Но более широкая общественность осталась в стороне.

Менее масштабные акции протеста против ареста Ташиева прошли в Оше и Жалалабаде, а также в Бишкеке. Влиятельный мэр Оша, Мелис Мырзакматов, оказал поддержку, призвав к тому, чтобы трех политиков перевели на домашний арест, а не на содержание в СИЗО, хотя он дал понять, что не одобряет их действий.

Штурм здания парламента показал, что более широкая общественность не готова к повторению массовых протестов 2005 и 2010 годов. Этот феномен, известный как “кетсинизм”, от кыргызского слова “пусть уходит”, сработал, когда руководство страны полностью утратило связь с людьми и общественное недовольство социально-экономическими условиями вышло из-под контроля. Но, сейчас, ситуация другая.

Парламентская система, внедренная в 2010 году, сократила полномочия президента как единственного центра власти. Теперь существует несколько центров, и даже парламент, с усиленными полномочиями, не может претендовать на сосредоточение в нем власти. Призыв Ташиева захватить власть был абстрактным понятием, который вызвал вопросы, что же он имел в виду - свержение парламента, действующим членом которого он является, президента, правительства или всех трех? Призыв не был четко сформулирован и люди не восприняли его серьезно.

Хоть серьезность и адекватность Ташиевского поступка вызывают большие сомнения, однако призыв к смене власти подходит под модель его поведения. Он и раньше, как только чувствовал игнорирование со стороны властей, сразу же призывал своих сторонников выходить на улицы. Этой весной его партия стояла за акциями протестами на юге страны, которые на самом деле продемонстрировали, что Ташиев пытается заставить правительство тогдашнего премьер-министра Омурбека Бабанова раздать посты членам его партии. В то же время, в интервью, которое он дал в тот момент, он утверждал, что для него митинги являются способом оказать давление на правительство, а не попыткой совершить революцию.

Проблемой, которую Ташиев использовал в этот раз, был рудник Кумтор и, в частности, "непатриотичный" отказ правительства национализировать его. Хотя надо отметить, что парламент уже высказал свое мнение по этому вопросу. Во время одной из сессии летом этого года, когда он был вынесен на обсуждение парламента и большинство депутатов поддержали позицию правительства.

Контракт с "Центеррой" возможно не так хорошо отражает интересы Кыргызстана, как хотелось бы, и экологические проблемы рудника все еще ждут своего решения. Но это не значит, что национализация решит все проблемы. Те, кто призывал к национализации, не смогли объяснить, каким образом, став полностью государственным предприятием, рудник принесет больше прибыли. Сейчас доля государства составляет около трети всех акций.

В политике Кыргызстана трудно провести границу между личными политическими амбициями, придумыванием лозунгов, и истинным выражением общественного недовольства, которое используется отдельными заинтересованными группами.

Когда правая рука Ташиева, Жапаров, объявил утром 3 октября, что это “не политический митинг”, его заявление на мгновение даже вселило надежду, что политики наконец-то начали различать социально-экономические протесты от политических сборищ. А это отличие важно, так как необходимо понимание, что митинги в политической борьбе больше неприемлимы.

Но последующие события положили конец как таким надеждам, так и тому имиджу зрелого и уважаемого политика, который Ташиев так безуспешно пытался для себя создать.

Асель Доолоткельдиева из Кыргызстана - аспирант в Эксетерском университете.

Если у вас есть комментарии или вы хотите задать вопрос по этому материалу, вы можете направить письмо нашей редакторской команде по Центральной Азии на адрес feedback.ca@iwpr.net.


Also in this issue

Once-powerful politician miscalculates by attempting to take over parliament.
Fears that government wants to limit young people’s contact with ideas from abroad.