Карабах заявляет об успешном уничтожении беспилотного самолета

Азербайджан опровергает то, что беспилотный самолет принадлежал ему, однако инцидент привлек внимание к наращиванию вооружения в зоне замороженного конфликта.
  • Wreckage of the pilotless drone plane brought down in Karabakh. (Photo: Nagorny Karabakh armed forces)

Руководство Нагорного Карабаха не скрывают своей радости из-за уничтожения беспилотного самолета, заявляя о том, что их военные могут предотвратить любую потенциальную атаку со стороны Азербайджана.

Однако некоторые аналитики в Армении предполагают, что использование беспилотных самолетов свидетельствует  о том, что Азербайджан совершенствует  ракетные комплексы  систему обороны и не боится ее использовать.

Что касается позиции  самого Азербайджана, то руководитель пресс-службы министерства обороны Эльдар Сабироглу опроверг то, что беспилотный самолет принадлежал его стране.

В самом Карабахе, который объявил о своей независимости от Азербайджана после распада Советского Союза, как и в Армении, не существует никаких сомнений по поводу того, что беспилотный самолет, который 12 сентября был сбит у села Вазгенашен, принадлежал Азербайджану.

Пресс-секретарь президента  Нагорного Карабаха Давид Бабаян  подчеркнул значимость уничтожения беспилотного самолета.

«Если бы наша армия была бы немного слабее, то противник уже давно бы напал на нас и начал бы осуществление широкомасштабных операций», - заявил он.

Генерал в отставке, член парламента Нагорного Карабаха Виталий Баласанян заявил, что самолет часто нарушал их воздушное пространство.

«Поскольку наша  противовоздушная оборона очень сильна, мы всегда могли определить местонахождение любого объекта и уничтожить его в случае необходимости», - заявил он.

После войны между армянскими силами в Карабахе и азербайджанскими военными, которая закончилась в 1994 году, после подписания договора о  прекращении огня, Армении остался полный контроль над территорией и прилегающими районами, армяне стали полностью контролировать территорию Карабаха и прилегающие к ней районы, а сотни тысяч гражданских лиц стали беженцами. Последний мирный договор оказался трудновыполнимым, поскольку страны не смогли договориться о его возможных условиях. Окончательный мирный договор так и не был подписан, поскольку стороны не могут достигнуть согласия в связи с его возможными условиями.   Хотя прекращение огня по большей части соблюдается, вдоль «линии контроля» часто происходят мелкие стычки.

Руководство  Карабаха отказывается предоставить сведения о томкак был сбит беспилотный самолет или сколько их было уничтожено за последнее время.

На видеозаписи, снятой карабахскими военными, видны разбросанные по земле обломки беспилотного самолета. Отсутствие очевидных опознавательных знаков вызвало в турецких СМИ некоторые сомнения, в частности, о том, что самолет не принадлежал Азербайджану.

Директор информационного агентства «Туран», Мехман Алиев,

озадачен тем,  почему  чиновники оборонного ведомства в Баку не могут просто признать то,  что они потеряли самолет. Версия о принадлежности самолета третьей стороне является более  тревожной, сказал он, поскольку это может значить что «неопознанные объекты летают над линией фронта и что наши ПВО И ВВС работают неэффективно»

Алиев опроверг слухи о  том, что беспилотный самолет был отправлен из третьей страны, объяснив это тем, что «из-за радиуса действия вероятность принадлежности самолета Турции или России равна нулю».

Значительное увеличение расходов на оборону покрывается за счет нефтяных ресурсов Азербайджана, военный бюджет которого составляет 3.3 млн. долларов США в год. По информации Центра военных исследований журналистов «Доктрина» значительная часть  возросших расходов выделена на приобретение и производство новых боевых систем, в том числе и беспилотных самолетов. По исследованиям центра «Доктрина» в распоряжении ВВС Азербайджана имеется 30 беспилотных самолетов, а Армении 6.

Источник из министерства обороны Азербайджана сказал IWPR, что страна приобрела  несколько беспилотных самолетов «Hermes 450» израильского производства. «Это самолеты высокого класса, которые могут выполнять любые задачи», - сказал он.

В плане приобретения вооружений ни Армения, ни Карабах не могут конкурировать с Баку. Однако член Общественного Совета при министерстве обороны Армении Давид Джамалян заявил, что его страна не пытается соревноваться с Азербайджаном по величие расходов, и вместо этого  сосредоточилась на возможностях отражения конкретных угроз.

«Если мы не будем действовать симметрично с Азербайджаном, если, например мы не будем покупать больше танков, потому что у нас нет на это средств, то мы пойдем по ассиметричному пути, а это значит приобретение того оружия, которое способно нейтрализовать количественное преимущество Азербайджана», - сказал он.

Генерал в отставке Баласанян доказывает то же самое, утверждая, что, так как армянские войска выиграли войну против азербайджанских сил, превосходящих их по техническим показателям «мы можем гарантировать победу сейчас, поскольку у нас есть регулярная амия, у нас есть технологии и [вместе с Арменией] у нас есть два отдельных государства. Не все армяне в Карабахе так оптимистичны относительно  перспективы ускоряющегося развития  оборонной программы Азербайджана.

«Правительство Азербайджана не делает секрета  из своего желания начать войну», - заявил бывший министр иностранных дел, ставший политическим аналитиком Масис Маилян. «Воинственные заявления сопровождаются расходами более 20% государственного бюджета на  приобретение оружия. Деятельность снайперов и полеты самолетов-шпионов являются проявлением этой политики»,- сказал он.

Лусине Мусаелян, корреспондент Радио Свобода в Нагорном Карабахе. Гаянэ Абраамян, журналист Armenianow в Ереване. Джасур Сумеринли военный аналитик газет «Айна» и «Зеркало» в Азербайджане.


Also in this issue

Trip to France seemed impossible dream, but IWPR coverage will help Yvonne Botteau Jacques head for Lyons after nearly 70 years away.
Azerbaijan denies it sent unmanned aircraft, but incident focuses attention on defence buildup in frozen conflict.
Government responsive to European demands on competition, but still appears not to understand need for change.