Editorial Comment

Сможет ли Франция сыграть ключевую роль в Карабахе?

Последняя попытка России разрешить конфликт закончилась ничем, и соответственно возник вопрос, сможет ли Париж заменить Москву в роли посредника.

Peter Eichstaedt

Kenan Guluzade
IWPR contributor

Надежды перед встречей президентов Азербайджана и Армении, состоявшейся в конце июня, были настолько велики, что провал в достижении успехов по соглашению о Нагорном Карабахе поверг многих наблюдателей в депрессию.

Сейчас, когда уже страсти улеглись, следует задаться вопросом, почему эти надежды стояли у нас на первом месте, и что еще более важно, оправдано ли наше отчаяние.

Встреча прошла под председательством российского президента Дмитрия Медведева и он, как и его коллеги – посредники Франция и Соединенные Штаты, предполагали, что они близки к заключению соглашения.

Наблюдатели сомневались, что Медведев сможет убедить Баку и Ереван принять основные принципы мирного договора.

Ничего подобного не произошло. На встрече было принято расплывчатое заявление о желании встретиться вновь. Сейчас кажется странным, что мы не задались вопросом - почему Москва прикладывала столько усилий для заключения этого соглашения. Ведь в течение многих веков она натравливала народа Кавказа друг на друга.

Почему Москва захотела поменять политику «разделяй и властвуй» на «помири и подружи». И даже если кто-то и задавался этим вопросом, то находил самый простой ответ – президент Российской Федерации Дмитрий Медведев желает войти в историю в качестве миротворца.
Также кажется странным и то, что мы не остановились, для того чтобы задуматься, почему мы так надеялись, что обе страны согласуют основные принципы мирного процесса, в том виде, каком они были предложены тремя посредниками.

Первая версия принципов, предложенная посредниками в ноябре 2007 года, была одобрена Азербайджаном, но отвергнута Арменией. Впоследствии была подготовлена вторая версия, которую Армения одобрила, а Азербайджан уже нет.

Известны базисные компоненты принципов - возвращение территорий вокруг Нагорного Карабаха под контроль Азербайджана; предоставление промежуточного статуса для Нагорного Карабаха, обеспечивающего гарантии безопасности и самоуправления; обеспечение коридора, связывающего Армению с Нагорным Карабахом; определение будущего окончательного правового статуса Нагорного Карабаха путем референдума; возвращение всех внутренне перемещенных лиц и беженцев в места прежнего проживания; международные гарантии безопасности.

Однако согласно информации различных участников существует еще от 7 до 15 других условий, которые не были опубликованы и, по всей видимости, они то и стали причиной разногласия.Соответственно, на сегодняшний день, продолжает существовать статус- кво: армяне обеспечивают контроль над Карабахом и прилегающей к нему территорией; сотни тысяч беженцев живут в состоянии неопределенности; у Армении и Азербайджана нет дипломатических отношений.
Армяне, по всей видимости, думают, что эта ситуация играет им на руку, поскольку, чем дольше они контролируют Карабах, тем сложнее будет его у них отобрать.Однако азербайджанцы также считают, что ситуация играет им на руку поскольку они считают, что превосходят своих соседей по экономическим и демографическим показателям и, если они еще подождут, то у них будет больше шансов победить в любом последующем конфликте.
Войны не будет. Здесь Россия играет ключевую роль, поскольку ни Ереван, ни Баку не могут, гарантировано знать, на чьей стороне будет Россия в случае войны. Кроме того, у Азербайджана сложились тесные экономические связи с некоторыми западными странами, которыми он не станет рисковать.

Россия не отказалась от участия в процессе. Министр иностранных дел России Сергей Лавров, на прошлой неделе, встретился в Москве со своим армянским коллегой Эдвардом Налбандяном. Потом Лавров побывал в Ереване и Баку и встречался там с высокопоставленными чиновниками. Ожидается визит главы МИД Азербайджана Эльмара Мамедъярова в Москву, а Лавров тем временем отправится на переговоры в США с Бараком Обамой и Хиллари Клинтон.

В письме, которое он привез в Ереван и Баку, содержалось последнее предложение Медведева по мирному соглашению. В обеих столицах он заявил, что Медведев ожидает скорого ответа, а российские газеты сообщили о том, что если ответы окажутся неудовлетворительными, то Кремль откажется от участия в процессе.

Именно поэтому и привлекают особый интерес комментарии, сделанные в начале июля, министром иностранных дел Франции Аланом Жюппе о том, что у него есть «дополнительные» предложения для Армении и Азербайджана. Министр иностранных дел Азербайджана уже встречался с ним и соответственно возник вопрос - заменит ли Франция Россию в роли главного посредника.
Фактически у Франции хорошая репутация на Южном Кавказе и она может выступить в роли хорошего посредника. Во- первых, именно Николя Саркози выступил посредником между Москвой и Тбилиси и составил договор о прекращении огня русско-грузинской войны 2008 года.

Во-вторых, России и США уже десятки лет, несмотря на окончание «холодной войны», всегда и во всем требуется посредник. Возможно, Франция может стать посредником не только между Арменией и Азербайджаном, но и между другими посредниками: может быть именно это и необходимо для окончательного скрепления соглашения.

Кенан Гулузаде, постоянный автор IWPR
Взгляды, выраженные в этой статье, необязательно являются взглядами IWPR. 


Also in this issue

Latest Russian-sponsored effort to resolve conflict comes to naught, but some wonder whether Paris is set to replace Moscow as lead mediator.
Much more needs to be done to stop children being shut away at home for lack of treatment and educational opportunities.
Peace talks have got nowhere but some activists are trying to reforge links, saying this will eventually help resolve the conflict.